Фолк-исполнители из Бангладеш обвиняются в нарушении драконовского закона о цифровой безопасности

Вимал Перера
15 февраля 2020 г.

Реакционно-клерикальное правительство партии «Лига Авами» начало судебный процесс против двух фольклорных певцов-баулов — Риты Деван и Шариата Саркара. Исполнителей обвиняют в том, что они якобы «уничижительно комментируют» ислам и «наносят ущерб религиозным чувствам мусульман».

Пение баулов включает в себя элементы тантры, суфизма, вайшнавизма и буддизма. Это явление зародилось на территории исторической области Бенгалии Индийского субконтинента, которая сегодня распределена приблизительно между государством Бангладеш и индийскими штатами Западная Бенгалия, Трипура и Ассам.

Рита Деван [Источник: YouTube]

Рите Деван предъявлено два обвинения: первое было подано 2 февраля в так называемый «кибер-трибунал» Имрулом Хасаном, членом Ассоциации юристов Дакки, а второе направил в суд Дакки 3 февраля режиссер Расел Миа. Судьи отдали распоряжение полиции расследовать эти жалобы.

Шариат Саркар был арестован в Мирзапуре 11 января после протеста более тысячи исламских фундаменталистов и жалобы в полицию местного мусульманского священника. Саркару было отказано в освобождении под залог на первом слушании его дела в окружном суде Тангаила 29 января.

Находящее у власти в Бангладеш правительство премьер-министра Шейх Хасины приняло репрессивный «Закон о цифровой безопасности» (DSA) в сентябре 2018 года, несмотря на широкую критику закона внутри страны и за ее пределами. Эта мера идет в русле общего сдвига правительства в сторону авторитарного правления, что происходит в ответ на растущую оппозицию рабочего класса и замедление экономического роста страны.

Шариат Саркар [Источник: YouTube]

«Закон о цифровой безопасности» заменил так называемый «Закон об информационно-коммуникационных технологиях» (ICT) и связанный с ним «кибер-трибунал» — юридический орган, который должен судить обвиняемых.

В соответствии с параграфом 57 ICT полиция может арестовать любого, кто обвиняется в «ухудшении законности и порядка», нанесении ущерба имиджу государства или личности, а также нанесении «какого-либо ущерба религиозным убеждениям». Эти преступления не подлежат освобождению под залог, и любой, кто будет признан виновным, может быть заключен в тюрьму на срок до 14 лет.

Параграф 57 был перефразирован и включен в новый «Закон о цифровой безопасности», причем обвинения оставлены намеренно расплывчатыми, а наказания более строгими, чтобы их можно было использовать против любых диссидентов.

Например, любой, кто будет признан виновным в «кампании против национальной освободительной войны» или в дискредитации государственного гимна или государственного флага, может быть приговорен к пожизненному заключению. Тех, кто обвиняется в сборе информации внутри какого-либо государственного учреждения, можно обвинить в «шпионаже».

Деван, как утверждает жалоба, допустила уничижительные комментарии по адресу Аллаха во время музыкального конкурса с участием еще одного исполнителя. После того как видеозапись приобрела известность в Интернете, Деван принесла публичные извинения 1 февраля в интервью телеканалу YouTube Gaan Rupali HD.

Предполагаемое преступление Саркара заключалось в его критике по адресу мусульманских священников-фундаменталистов, которые хотят запретить пение в целом. По сообщениям СМИ, певец-баул, имеющий миллионы поклонников, сказал, что «Коран не запрещает заниматься музыкой». Ему также ставят в вину, что на декабрьском концерте прошлого года он заявил, что выступает против использования религии в качестве политического инструмента.

Сотни людей вышли на демонстрации в городах Мименсингх и Мирзапур после того, как появились новости об аресте Саркара. Популярный певец, в случае признания его виновным, может быть приговорен к десяти годам тюремного заключения.

Нихил Дас, президент Чаранского культурного центра, где выступают фолк-исполнители, немедленно потребовал безоговорочного освобождения Саркара. Султана Камаль, адвокат Верховного суда и правозащитник, осудила арест как еще одно нападение на «право свободы слова» и заявила, что правительство заискивает перед исламскими радикалами.

Обвинения против Деван и Саркара являются частью гораздо более масштабного ужесточения режима. По данным Odhikar, правозащитной организации в Бангладеш, по меньшей мере, 29 человек были арестованы за нарушение «Закона о цифровой безопасности», включая журналистов и других лиц, которые размещали комментарии в «Фейсбуке» или даже просто «лайкали» определенные комментарии.

Известный на весь мир фотожурналист Шахидул Алам был арестован в августе 2018 года и содержался под стражей в течение ста суток в соответствии с параграфом 57 ICT за то, что он якобы делал «провокационные» заявления по поводу студенческих демонстраций во время интервью с телеканалом Al Jazeera и в «Фейсбуке». Студенты требовали, чтобы правительство обеспечило безопасность дорожного движения после того, как двое молодых людей были сбиты автобусом и погибли.

Алам рассказал телеканалу Al Jazeera, что настоящая причина массового гнева заключается в том, что правительство надевает кляп на СМИ в отношении широко распространенных «внесудебных убийств, исчезновений, взяточничества и коррупции».

Поэт Генри Саупон был арестован в мае прошлого года после того, как католический священник заявил, что писатель оскорбил «религиозные чувства», потому что тот критиковал культурное событие, связанное с Пасхальным воскресеньем в местной католической церкви. Священник был возмущен комментарием Сапона, потому что в тот день на Шри-Ланке многие католики были убиты во время террористических актов.

Известный писатель-адвокат Имтиаз Махмуд также был арестован в мае 2019 года по обвинению, предъявленному полицией в июле 2017 года в соответствии с законом ICT. Махмуд опубликовал комментарий в «Фейсбуке» против военного насилия в отношении коренных жителей в бангладешском районе Читтагонг Хилл.

Организация Human Rights Watch отмечает в своем «Всемирном обзоре за 2020 год», что журналисты в Бангладеш «сталкиваются с давлением, толкающем к самоцензуре, или рискуют быть арестованными», что фактически ведет к запрету на журналистские расследования внутри страны. Только в 2017 году к ответственности было привлечено более 25 журналистов, несколько сотен блогеров и пользователей «Фейсбука».

Режим во главе с «Лигой Авами», имея 28 миллионов последователей «Фейсбука» в Бангладеш, использует «Закон о цифровой безопасности» для цензуры социальных сетей. Он пытается воспретить рабочим и молодежи страны использовать социальные сети для организации и ведения борьбы против атак правительства на социальные условия и демократические права — так, как это делают их международные товарищи.

Чтобы оправдать эту слежку, в октябре 2018 года правительство создало группу из девяти человек для «обнаружения слухов» в социальных сетях.

Хотя правительство Хасины утверждает, что выступает за «секуляризм», преследование Деван и Саркара показывает, что режим опирается на исламских фундаменталистов и другие ультраправые группы и использует их для продвижения своей программы репрессий.

В 2013 году, когда четверо блогеров были обвинены в атеизме и арестованы, сын премьер-министра Хасины Саджиб Ваджед Джой вместе с так называемым консультантом по ICT заявил: «Мы не хотим, чтобы нас считали атеистами».

В 2014 году группа, известная как «защитники ислама», опубликовала «смертельный список» 84-х критиков ислама. Несколько лиц из списка подверглись затем нападениям и были убиты. Правительство глухо молчит об этих убийствах.

Когда в апреле 2016 года профессор Университета Раджшахи Резаул Карим Сиддик был убит — один из четырех погибших ученых этого университета, — премьер-министр Хасина заявила, что никто не имеет «права писать или выступать против какой-либо религии».

Государственное преследование артистов, интеллигенции и журналистов с помощью поддельных заявлений об оскорблении «религиозных чувств» не ограничивается границами Бангладеш; оно усиливается по всей Южной Азии.

В июне 2016 года талибы убили известного пакистанского музыканта Амджада Сабри. В апреле прошлого года был арестован и в течение четырех месяцев содержался под стражей отмеченный наградами шри-ланкийский писатель Шактика Саткумар. Его арест стал результатом надуманных жалоб буддистских экстремистов, утверждавших, будто он клеветал на буддизм.