20 тысяч человек бежали из Казахстана после межэтнического насилия, унесшего 11 жизней

Дэвид Левин
25 февраля 2020 г.

7–8 февраля в сельском Кордайском районе на юге Казахстана произошли жестокие беспорядки, в результате которых 11 человек погибло и более 170 получило ранения. В результате поджогов было повреждено или разрушено 30 жилых зданий, 17 коммерческих объектов и 47 автомобилей. Более 20 тысяч человек, большинство из которых дунгане, покинули села, где вспыхнуло насилие.

Хотя трагические события начались в ауле Сортобе, основные беспорядки и разрушения произошли в селе Масанчи, расположенного от аула примерно в 12 километрах12 километрах.

Дунгане в Казахстане представляют собой мусульманское этническое меньшинство ханьского (китайского) происхождения. По некоторым оценкам, численность дунган, проживающих в республике, составляет от 51,299 до 72 тысяч человек (всего 0,4 процента — самый малочисленный народ страны). Большинство из них живут в южном Кордайском районе, граничащем с Кыргызстаном, там проживает около 64 тысяч дунган.

Сгоревшее здание в селе Масанчи

Село Масанчи, расположенное менее чем в 10 км10 км от казахстанско-киргизской границы, в 2009 году имел население всего в 13 606 человек, из которых более 90 процентов были дунганами. Село известно в народе как «неофициальная дунганская столица Казахстана».

Международные СМИ преимущественно описывают события 7-8 февраля как этнически мотивированный погром, совершенный этническими казахами против дунган.

Как пишет сайт Eurasianet, «толпы казахов напали на село с двух сторон, вооружившись камнями, металлическими прутьями и огнестрельным оружием. Согласно этим свидетельствам, толпы неистовствовали, избивая и расстреливая дунган и швыряя коктейли Молотова в дома и магазины, при этом щадя строения, принадлежащих казахам».

«Местные жители обеих общин согласились с тем, что искрой для вспышки погрома в этот день стал слух о том, что дунгане избили пожилого казаха. Хотя большинство казахов в этом районе настаивали на том, что эта история была правдой, дунгане выразили по этому поводу сомнения». По словам интернет-издания, село Масанчи выглядело как «картина опустошения», улицы которого патрулировал полицейский спецназ.

В статье Eurasianet приводятся свидетельства анонимных дунганских источников, которые утверждают, что нападения были запланированы заранее, а нападавшие прибыли из отдаленных частей страны. Один из свидетелей сказал, что полиция бездействовала, когда людей убивали и разрушали дома.

Подразделения Национальной гвардии Казахстана были мобилизованы, чтобы прекратить беспорядки. Правоохранительные органы призвали население верить только официальным уведомлениям и не распространять слухи и ложь.

Согласно казахстанским новостным источникам, конфликт начался с обычной остановки полицейским дорожным патрулем минивэна Honda Odyssey в ауле Сортобе. После того, как сотрудники правоохранительных органов установили, что у водителя не было необходимых регистрационных документов на автомобиль, он безуспешно попытался скрыться на машине от полиции. Сотрудники полиции последовали за водителем до его дома, где он и его родственники избили полицейских и забросали их камнями. В итоге, около 400 человек, возбужденных этим известием, прибыло в село и приняло участие в насилии. Более 47 человек было первоначально арестовано, а затем освобождено.

8 февраля государственные органы в Алматы, крупнейшем городе Казахстана, закрыли рынки Ялян, Байсат и Алатау, которые в основном контролировались дунганами. Рынки не работали до 11 февраля, а затем снова были открыты, но только под надзором полиции и сил Национальной гвардии.

Было возбуждено более 25 уголовных дел. 18 февраля, базирующаяся в США радиостанция Свободная Европа / Свобода сообщила, что полиция арестовала трех этнических братьев дунган, обвиняемых в соучастии в драке, вызванной дорожным конфликтом. Эта драка, по утверждениям казахской полиции, стала причиной этнических столкновений.

Скудость информации, поступающей из независимых источников относительно произошедших 7-8 февраля событий, обусловлена тем, что в Казахстане установлена система строгого государственного контроля за информацией о локальных конфликтах. 8 февраля президент республики Токаев заявил, что Комитет национальной безопасности и Генеральная прокуратура должны «привлечь к ответственности лиц, разжигающих межнациональную рознь, распространяющих провокационные слухи и дезинформацию». Другими словами, правительство не только жестко контролирует доступную информацию об инциденте, но и угрожает уголовным преследованием против любого, кто распространяет информацию, противоречащую официальной версии.

В то же время ряд предпринятых действий и заявлений высокопоставленных правительственных чиновников продемонстрировали понимание того, что фактически кровопролитие и поджоги происходили в контексте межэтнических столкновений.

Заместитель премьер-министра Казахстана Бердибек Сапарбаев, которого Токаев назначил руководителем правительственной комиссии по кордайским событиям, 10 февраля признал, что около 24 тысяч человек бежали через межгосударственную границу в Кыргызстан. Сапарбаев не уточнил, кем были эти беженцы и почему они уехали, но все сопутствующие обстоятельства указывают на то, что они должны были состоять в основном из дунган. Он также утверждал, что тысячи людей уже начали возвращаться в Казахстан. Кроме того, более 600 женщинам, детям и пожилым мужчинам было разрешено укрыться на контрольно-пропускных пунктах между Казахстаном и Киргизией.

На карте отмечена Кордайская область на границе Казахстана и Киргизии

Также 10 февраля по предложению Токаева Аким (глава) Жамбылской области Казахстана (должность, аналогичная губернатору штата США) был смещен и заменен Сапарбаевым. Премьер-министр Аскар Мамин прокомментировал это событие, заявив о необходимости «уделять особое внимание идеологической работе и укреплению межэтнического согласия».

По состоянию на 12 февраля контрольно-пропускные пункты были созданы в Кордайском районе на всех въездах в преимущественно дунганские аулы и села Каракемер, Масанчи, Булар-Батыр, Сортобе, Карасу и Аукатты.

14 февраля министр информации и социального развития Казахстана Даурен Абаев прокомментировал события, заявив: «Власти не классифицируют виновных по принадлежности к казахам или дунганам. Все они являются гражданами Казахстана и несут равную ответственность перед законом».

Как и во всех бывших советских республиках, правительство Казахстана систематически поощряло националистические настроения еще до распада Советского Союза в 1991 году, в том числе посредством принятия законов, которые легализуют дискриминацию тех, кто не говорит на казахском языке или не в совершенстве владеет казахским языком. Такая политика в первую очередь направлена на разделение рабочего класса и отвлечение его внимания в сторону от обострения классовой напряженности в обедневшей стране, а также на минимизацию политического влияния России в регионе. В особенности эта политика усилила дискриминационное воздействие на этнические меньшинства.

За 15 лет в Казахстане произошло несколько случаев межэтнических столкновений. Среди них массовые драки между казахскими и турецкими рабочими на нефтегазовом месторождении Тенгиз, произошедшие 20 октября 2006 года. По данным неказахских СМИ, более тысячи человек приняло участие в столкновениях, в результате которых более 40 человек были убиты. В марте 2007 года в Алматинской области конфликт между казахами и чеченцами привел к гибели девяти человек, семеро из которых были чеченцами. В 2015 году ранение казахом таджика привело к погромам в ауле с преобладанием таджикского населения.