Хосни Мубарак, диктатор Египта, поддерживавшийся США в течение 30 лет, умер в возрасте 91 года

Билл Вэн Оукен
4 марта 2020 г.

Хосни Мубарак, бывший командующий ВВС, правивший в Египте железной рукой в течение трех десятилетий до своего свержения в результате массового народного восстания в 2011 году, скончался во вторник, 25 февраля, в каирском военном госпитале в возрасте 91 года.

Хотя его ненавидели египетские массы, и он позорно провел конец жизни в тюрьме, осужденный за коррупцию, его наследие сохраняется в форме нынешнего военного режима генерала Абдель Фаттаха ас-Сиси, который превзошел в жестокости и масштабе репрессий даже режим Мубарака.

Президент Египта Хосни Мубарак во время принятия присяги 14 октября 1981 года (AP Photo).

Режим ас-Сиси выпустил заявление, провозгласив Мубарака «военным лидером и героем войны» и обходя при этом молчанием три десятилетия его биографии в качестве главы Египта. Каир объявил, что Мубарак будет похоронен с военными почестями.

Самые искренние соболезнования ненавистному диктатору были высказаны правым правительством Израиля, с которым режим Мубарака поддерживал одностороннее «мирное» соглашение за счет интересов палестинского народа. «От имени граждан и правительства Израиля я хотел бы выразить глубокую скорбь в связи с кончиной президента Хосни Мубарака. Президент Мубарак, мой личный друг, был лидером, который привел свой народ к миру и безопасности, к миру с Израилем», — заявил премьер-министр Биньямин Нетаньяху.

Смерть Мубарака наступила спустя девять лет и один месяц после египетской революции 2011 года. Девятая годовщина 25 января прошла под тенью государственных репрессий в Каире, где на каждой крупной площади были выставлены большие наряды полицейских, чтобы «разубедить» жителей от участия в демонстрациях и массовых беспорядках, которые привели к падению диктатора. В преддверии годовщины силовики провели рейды и закрыли крупные рестораны в центре Каира, обыскивая сумки и мобильные телефоны клиентов. Любой, кто выразил на своих страницах в Facebook хотя бы тень политических настроений, был подвергнут аресту и увезен на полицейских машинах. Те, кто отказывался показать свои телефоны, также были арестованы.

После захвата власти в результате кровавого военного переворота в 2013 году, свержения избранного президента Египта Мухаммеда Мурси, лидера «Братьев-мусульман», и убийства более тысячи его последователей, включая женщин и детей, режим ас-Сиси бросил в тюрьму около 60 тысяч человек, приговорил к смертной казни свыше одной тысячи и систематически пытает заключенных в своих тюрьмах.

В марте 2017 года режим продиктовал решение Верховному суду Египта, и тот отменил приговор Мубараку 2012 года, осудивший его на пожизненное заключение в связи с убийством более 800 безоружных демонстрантов в первые дни египетской революции 2011 года. Мубарака немедленно освободили из тюрьмы, но суд не отменил его приговор по обвинению в коррупции. Вне сомнения, режим ас-Сиси старался отвлечь внимание от серии своих собственных безудержных растрат и коррупции.

Условия госпитализации Мубарака, где его свободно посещали родственники и коллеги, резко отличались от тюремных условий свергнутого президента «Братьев-мусульман» Мурси. Последнего годами держали в условиях, равносильных пытке, и он умер в прошлом году во время заседания суда прямо на скамье подсудимых.

Возвышение Мубарака было связано с развитием арабского буржуазного националистического движения во главе с полковником Гамалем Абделем Насером. Мубарак родился в 1928 году в семье дворника в деревне в провинции Минуфия возле дельты реки Нил. Он учился в военной школе и в 1950 году стал летчиком в египетских ВВС. Это было за два года до возникновения Движения свободных офицеров, диссидентского движения молодых офицеров, выходцев из мелкой буржуазии Египта и ветеранов войны 1948 года с Израилем. Это движение вынашивало планы свергнуть пробританское марионеточное правительство короля Фарука в ходе государственного переворота. Через 11 месяцев после переворота военный режим упразднил монархию, учредил Республику Египет и запустил ограниченную аграрную реформу, основанную на перераспределении земель, принадлежавших монархии и слоям аристократии.

Насер стал президентом в 1954 году и занимал эту должность до своей смерти в 1970 году. Он получил массовую поддержку населения благодаря своей национализации Суэцкого канала, которое вызвало Суэцкий кризис 1956 года и вторжение Израиля, Великобритании и Франции. Вторжение, в конечном итоге, провалилось — преимущественно благодаря давлению со стороны Вашингтона на бывшие колониальные державы.

Продвигая программу «арабского социализма» внутри страны, панарабизм и движение неприсоединения за рубежом, Насер смог запустить программу ограниченных экономических и социальных реформ, национализируя многие отрасли промышленности и банки. Это произошло благодаря специфическим историческим условиям послевоенного капиталистического экономического бума — с одной стороны, и способности буржуазных националистических движений балансировать между империализмом США и московской сталинистской бюрократией — с другой.

Решающее значение для консолидации режима имело безжалостное подавление мощного движения египетского рабочего класса, активные лидеры которого были казнены или заключены в тюрьму. Среди них было много членов сталинистской Коммунистической партии, чье руководство, опираясь на сталинистскую «теорию двух стадий» революции, стремилось подчинить рабочий класс насеризму. Сталинисты, в конечном итоге, ликвидировали себя, вступив в правящую партию Насера, известную как Арабский социалистический союз.

В то время как другие арабские буржуазные националистические движения стремились подражать насеризму, усилия президента Египта создать панарабское государство натолкнулись на противоречивые интересы национальных буржуазных правящих элит, которые стремились сохранить старые границы и государственные структуры, унаследованные от колониализма, в качестве гарантов своей собственной власти и привилегий.

Насеру удалось сохранить массовую опору в народе, и в его похоронах в 1970 году приняло участие около 5 миллионов человек. Но ко времени его смерти поражение в войне с Израилем 1967 года и провал его военной интервенции в Йемене нанесли урон его репутации. Его антиимпериалистические претензии таяли на глазах, экономические ресурсы направлялись от социальных реформ на военные расходы, а экономический рост начала 1960-х годов резко замедлился к концу десятилетия.

Перед смертью Насер поддержал соглашение, заключенное при посредничестве США, так называемый «план Роджерса», который предусматривал прекращение военных действий с Израилем и вывод израильских войск с оккупированной египетской территории. Однако этот план был отвергнут Израилем, Организацией освобождения Палестины и всеми арабскими государствами, кроме Иордании. В то же время внутри страны Насер ослабил контроль над частными капиталистическими предприятиями и режим государственной монополии внешней торговли.

Насера сменил другой бывший член Движения свободных офицеров, Анвар Садат, который резко ускорил правый уклон египетского правительства, сохраняя при этом режим диктатуры. Садат отбросил социалистические претензии насеризма, открыл страну для иностранного капитала и урезал государсвтенные субсидии, вызвав массовые продовольственные беспорядки в 1977 году. Он создал условия для быстрого обогащения связанных с правительством слоев египетской элиты. Коррупция сопровождала постоянно растущее социальное неравенство.

Садат также разорвал тесные связи с Советским Союзом, решительно повернувшись в сторону империализма США. Кульминацией стало подписание в 1978 году Кэмп-Дэвидских соглашений, которые представляли собой не договоренность о «ближневосточном мире», а, скорее, решение о взаимном сближении между египетским буржуазным правительством, Тель-Авивом и Вашингтоном за счет палестинского народа.

Именно во время этого правого поворота Садата Мубарак быстро поднялся по карьерной лестнице от чина начальника штаба ВВС до командующего ВВС и заместителя министра обороны в 1972 году, а затем до вице-президента в 1975 году.

Мубарак стал главой государства в октябре 1981 года — после того, как исламистски настроенные военные, враждебные Кэмп-Дэвиду, во время парада застрелили Садата, когда тот сидел на трибуне рядом с Мубараком. Последний отделался легким ранением.

Мубарак продолжил и ускорил поворот Садата вправо, укрепив тесный союз с Вашингтоном, который начал предоставлять Египту ежегодную помощь в размере 1,2 миллиарда долларов, вторую по объему после Израиля. Он реализовал программу «структурной перестройки» Международного валютного фонда, которая включала в себя ликвидацию государственных монополий, сокращение субсидий, сокращение корпоративных налогов, расширение частного сектора. Социальные последствия для рабочего класса были разрушительными. С другой стороны, коррупция процветала, а правящая элита накапливала все большие богатства. Чтобы поддерживать такой социальный порядок, Мубарак правил жесткими методами репрессивной диктатуры.

Существует бесспорная преемственность между диктаторскими репрессиями рабочего класса при Насере, проводившимися во имя арабского социализма и национализма, и методами, использовавшимися Садатом и Мубараком, а теперь и ас-Сиси. Классовые интересы египетской военщины и буржуазии властно толкают их в орбиту влияния американского империализма. Судьба насеризма аналогична судьбе буржуазных националистических движений и всех так называемых «независимых путей экономического развития» во всем бывшем колониальном мире.

Примечательно, что официозная «хронология» жизни Мубарака, опубликованная близким к правительству сайтом Ahramonline, не содержит данных за период между 1950 годом, когда Мубарак стал военным летчиком, и 1982 годом, когда в качестве президента он отметил восстановление египетского контроля над Синайским полуостровом. Ясно, что вся история от возвышения Насера до завершения процесса сближения Каира с американским империализмом остается слишком взрывоопасной, и египетская буржуазия даже не упоминает о ней.

Углубление социального неравенства и враждебность масс по отношению к полицейскому режиму, который убивал, заключал в тюрьмы и пытал их, одновременно обогащая высших чиновников, в том числе клан Мубараков, привело к тому, что, в конце концов, в 2011 году произошел взрыв массового восстания. Миллионы людей вышли на улицы по всему Египту.

В то время как международное внимание было сосредоточено на драматических столкновениях на площади Тахрир, решающую роль в свержении Мубарака сыграл египетский рабочий класс, который провел серию забастовок и захвата предприятий по всему Египту. Это стало кульминацией долгого периода забастовочных протестов рабочих против социальных урезаний, приватизации и разграбления государственных активов преступной и коррумпированной правящей элитой.

Успешное свержение рабочим классом поддерживаемой США диктатуры, которая правила Египтом в течение 30 лет, имело огромное международное значение, возвещая о новом периоде глобальной революционной борьбы. Однако с самого начала египетской революции основной проблемой было и остается отсутствие революционного политического руководства в рабочем классе.

За день до свержения Мубарака председатель международной редакционной коллегии Мирового Социалистического Веб Сайта Дэвид Норт в колонке раздела «Перспективы» [https://www.wsws.org/en/articles/2011/02/pers-f10.html] предупреждал, что «самая большая опасность перед египетскими рабочими заключается в том, что, хотя рабочие стали основной социальной силой, вырвавшей власть из рук дряхлеющего диктатора, ничто не изменится в политической сути режима, кроме имен и лиц некоторых ведущих кадров».

Статья продолжала: «Другими словами, капиталистическое государство останется нетронутым. Политическая власть и контроль над экономической жизнью останутся в руках египетских капиталистов, поддерживаемых военщиной и их империалистическими хозяевами в Европе и Северной Америке. Обещания демократии и социальных реформ будут отвергнуты при первой же возможности, будет введен новый режим жестоких репрессий».

«Мы не преувеличиваем эти опасности. Вся история революционной борьбы в ХХ веке доказывает, что борьба за демократию и освобождение стран, угнетенных империализмом, может быть победоносна — как настаивал в своей теории перманентной революции Лев Троцкий, — только путем завоевания власти рабочим классом на основе интернационалистической и социалистической программы».

Эта оценку трагически подтвердили события, последовавшие за массовым восстанием 2011 года. Жгучий вопрос, поставленный этим революционным переворотом, заключался в том, чтобы добиться политической независимости рабочего класса от различных буржуазных сил, конкурирующих за наследство Мубарака, в борьбе с любой иллюзией относительно «прогрессивного» потенциала офицеров, кинувшихся к власти, буржуазных «либеральных» партий и «Братьев-мусульман».

Диаметрально противоположную роль сыграли мелкобуржуазные псевдо-левые, представленные в Египте так называемыми «Революционными социалистами» (РС). Они выражали интересы состоятельных слоев верхнего среднего класса, а их реакционная и зловещая политика совпадала с интересами Госдепартамента США.

Первоначально утверждая, что военная хунта, сменившая Мубарака, будет проводить реформы, «Революционные социалисты» стремились затем направить продолжающуюся оппозицию рабочего класса в русло поддержки «Братьев-мусульман», утверждая, что их победа на выборах в 2012 году представляла собой «победу революции». Когда в 2013 году снова возникла оппозиция рабочего класса против режима Мурси и его «Братьев-мусульман», «Революционные социалисты» назвали провоенное движение Тамарод «дорогой к завершению революции». Тем самым они помогли проложить дорогу военному перевороту в июле 2013 года, — его «Революционные социалисты» приветствовали как «вторую революцию», — а затем режиму контрреволюционного террора генерала ас-Сиси.

С появлением новой волны массовой революционной борьбы на Ближнем Востоке и по всей планете становятся как никогда важными уроки массовой борьбы, свергшей диктатуру Мубарака. Основным вопросом остается вопрос о создании революционной партии, основанной на бескомпромиссной борьбе за политическую независимость рабочего класса и программу перманентной революции. Такие партии должны быть созданы как секции Международного Комитета Четвертого Интернационала в Египте и на всем Ближнем Востоке.