Путин и Эрдоган на саммите в Москве договорились о новом прекращении огня в Идлибе

Джордан Шилтон
7 марта 2020 г.

Президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган после шестичасовой встречи в Кремле объявили 5 марта о новом соглашении по прекращению огня в сирийской провинции Идлиб. Несмотря на усилия обеих сторон урегулировать конфликт, новое прекращение огня не снимает более широких противоречий между Россией и НАТО, которые стоят за текущим турецко-российским столкновением в Сирии.

Эрдоган отправился в Москву для срочных переговоров после того как в течение последнего месяца между турецкими войсками и поддерживаемыми Россией сирийскими войсками возникли продолжительные бои. Сирийская армия пытается отвоевать последнюю часть Сирии, удерживаемую отрядами вооруженных исламистов, спонсируемых Вашингтоном и европейскими империалистическими державами с момента начала войны НАТО по смене режима в Сирии в 2011 году, ведущейся при опоре на посреднические силы.

По меньшей мере, 58 турецких солдат были убиты в Идлибе с начала февраля, в том числе 36 — в результате наступления, начатого с одобрения России 27 февраля. В ответ Турция в воскресенье возобновила атаки на позиции сирийского правительства, убив беспилотниками и артиллерийским обстрелом десятки солдат Дамаска.

Достигнутое в Москве соглашение предусматривает прекращения огня с полуночи в ночь на 6 марта в северо-западной провинции Сирии. Путин и Эрдоган также договорились о создании коридора для безопасного прохода гражданских лиц, спасающихся от военных столкновений, который с середины марта будут совместно патрулировать турецкие и российские войска. Безопасная зона простирается на шесть километров по обе стороны шоссе М4, идущего с востока на запад.

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган делают заявления для прессы по окончании российско-турецких переговоров (en.kremlin.ru)

Оба лидера подчеркнули наличие общих интересов и связей. Путин начал встречу, выразив сожаление по поводу гибели турецких солдат, добавив, что сирийские войска не знали их расположения, когда начали свою атаку. Невысказанным осталось признание российского участия, поскольку российские самолеты контролируют воздушное пространство над Идлибом.

Эрдоган, со своей стороны, охарактеризовал турецко-российские отношения как достигшие «наивысшей точки», и заявил, что он был счастлив прилететь в Москву и избавить Путина от необходимости отрываться от своих усилий по проведению конституционной реформы.

Такие словоизлияния о солидарности не могут скрыть тот факт, что Москва и Анкара преследуют различные интересы в Сирии. Поддержка НАТО различных исламистских ополченцев привела к продолжающемуся девять лет конфликту, который унес сотни тысяч жизней и вынудил десятки миллионов покинуть места проживания. Спровоцированная США империалистическая война по смене режима в Дамаске теперь перерастает в более широкую войну, в которой участвуют как региональные, так и мировые державы.

Москва поддерживает режим Асада, поскольку тот предоставляет в распоряжение России две военные базы на Средиземном море. Но Анкара выступает против захвата территории сирийским правительством. Во-первых, Турция опасается новой волны беженцев, спасающихся от военных действий. В стране уже находятся 3,7 миллиона беженцев из Сирии. Во-вторых, Анкара опасается, что если турецкие войска потеряют контроль над северной Сирией, там может создаться курдская автономия, курдские вооруженные отряды пешмерга (YPG) консолидируют контроль над этой территорией, и война может распространиться на саму Турцию.

Конфликт между Дамаском и Анкарой усугубляется из-за агрессивных усилий империалистических держав, возглавляемых Соединенными Штатами, по установлению геополитического и экономического контроля над Сирией и над всем Ближним Востоком в целом. Президент Трамп отказался поддерживать курдские отряды YPG и вывел американские войска с севера Сирии. Это вызвало вторжение Турции в октябре прошлого года, но никоим образом не представляет собой ухода Вашингтона из региона. Напротив, Пентагон удерживает здесь около 500 солдат, оккупирующих нефтяные месторождения Сирии, и сосредотачивает свои усилия на укреплении антииранской коалиции на всем Ближнем Востоке, чтобы подкрепить экономическую кампанию Вашингтона по оказанию «максимального давления» на Тегеран.

Внутри администрации Трампа ведутся дискуссии о том, предлагать ли Турции военную помощь. «Мы убеждены, что наш партнер по НАТО, Турция, имеет полное право защищать себя от опасностей, которые Асад, русские и иранцы представляют внутри Сирии, — заявил 5 марта государственный секретарь Майк Помпео. — Турецкое правительство попросило нас о нескольких вещах. Мы оцениваем все эти запросы».

Со своей стороны, европейские державы тоже полны решимости обеспечить свою долю грабежа от передела Ближнего Востока. Канцлер Германии Ангела Меркель говорила с Эрдоганом и Путиным перед их встречей в четверг, требуя от них согласия на прекращение огня и создание «безопасной зоны» в Идлибе. Министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр в среду озвучила перспективу введения санкций против России, если та откажется прекратить боевые действия, и одновременно призвала Эрдогана признать, что западные державы могут быть более надежными партнерами, чем Москва.

Если европейским державам не удалось в настоящее время объявить о немедленном вмешательстве, то это исключительно из-за их слабого военного статуса в Сирии. Они настойчиво действуют, пытаясь нарастить там свое присутствие и укрепить свои позиции. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель следующими словами высказался в поддержку создания запретной для сирийских самолетов зоны над Идлибом: «Европейский союз не может принять решение о создании буферной зоны в Сирии. Мы хотели бы говорить языком силы, но пока что мы не можем это сами решить».

Соглашение, подписанное в четверг, не устраняет диаметрально противоположные интересы Турции и России в Сирии, но, по-видимому, означает передышку перед очередной эскалацией военных действий. Подчеркнув, что перестрелки могут вскоре возобновиться, Эрдоган отметил на пресс-конференции в четверг, что турецкие войска сохраняют за собой право наносить удары по сирийцам, если они сами подвергнутся нападению.

Предыдущее соглашение о прекращении огня, Сочинское соглашение 2018 года, так и не было выполнено полностью и за последние несколько месяцев перестало действовать. Сочинская сделка предусматривала создание буферной зоны в Идлибе до тех пор, пока турецкие войска отделяют радикальные исламистские вооруженные формирования, связанные с «Аль-Каидой», от так называемых «умеренных» мятежников, и пока Россия предотвращает наступление сил Асада для захвата провинции.

Первое невозможно, так как связанные с «Аль-Каидой» боевики доминируют в рядах исламистских повстанцев в Идлибе, что делает невозможным создание боевых сил, состоящих только из «умеренных». Анкара не только отказалась от бесплодных попыток разделить боевиков на «хороших» и «плохих», но и начала отправлять контингенты в Ливию, чтобы помочь ливийскому правительству Фаиза ас-Сарраджа. Турция преследует две цели, помогая правительству ас-Сарраджа в гражданской войне в Ливии, спровоцированной НАТО в этой североафриканской стране. Во-первых, обеспечить турецкие инвестиции, во-вторых, поддержать претензии Анкары на месторождения природного газа, обнаруженные в Восточном Средиземноморье. Россия, напротив, поддержала оппозиционного генерала Халифу Хафтара.

В этих условиях Россия санкционировала и поддержала давно планируемое Дамаском наступление на Идлиб. Асаду нужен разгром поддерживаемых США исламистских повстанцев, которые с 2011 года ведут войну против его режима. С начала наступления в декабре почти миллион человек был вынужден покинуть свои дома, а около 300 мирных жителей было убито.

Поскольку угроза конфликта переросла в действительное военное столкновение с Россией, Эрдоган на прошлой неделе обратился к НАТО с просьбой поддержать его. Он также открыл беженцам турецкую границу с Грецией и Болгарией, чтобы вынудить европейские державы поддержать его военные цели. В четверг министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу сделал еще один шаг, объявив о посылке тысячи вооруженных полицейских к турецко-греческой границе, чтобы не позволить греческим пограничникам возвращать беженцев обратно в Турцию. При полной поддержке ЕС греческие военные и полиция используют слезоточивый газ и открывают огонь по беззащитным беженцам. Как минимум один беженец умер от ранения в голову.