Уолл-стрит пирует на смерти

16 апреля 2020 г.

14 апреля общая смертность в мире, вызванная пандемией COVID-19, превысила 126 тысяч человек. В Соединенных Штатах в этот день погибло более 2400 человек, в результате чего общее число жертв по всей стране достигло 26 тысяч. Эти официальные цифры, несомненно, существенно ниже фактического количества людей, умерших в результате заражения коронавирусом.

С 1930-х годов Соединенные Штаты не переживали на своей земле кризиса, который оказал бы столь разрушительное воздействие на социальное благосостояние американского народа. Картины братских могил, вырытых в Нью-Йорке, мешки с телами, нагроможденные в больницах Детройта, и бесконечные очереди автомобилей с водителями, которые ждут того, чтобы достать пакет продуктов и накормить свою семью, — эти картины будут помнить так, как помнят фотографии, снятые Доротеей Ланж в эпоху Великой депрессии. Десятки миллионов американцев потеряли свой заработок, а их сбережения недостаточны для покрытия ипотеки и аренды, страховых взносов, процентов по непогашенным займам и других неизбежных ежедневных, еженедельных и ежемесячных расходов. Более 16 миллионов человек подали заявки на пособие по безработице. Пройдут недели, если не месяцы, прежде чем придут их чеки с суммами пособий. Обещанный платеж в размере 1200 долларов США, который предположительно был частью законопроекта CARES, принятого в марте Конгрессом, пока что появился на очень немногих банковских счетах.

Социальная катастрофа разворачивается, и радостные возгласы средств массовой информации относительно «проблесков надежды» не имеют никакого отношения к действительности — той, в какой находится подавляющее большинство населения. Ссылки на «пики» и «плато» носят в основном гипотетический характер. Пандемия бушует по всей стране. Для миллионов людей, которые все еще трудятся на своем рабочем месте, поездка на работу означает серьезный риск заражения.

И все же в разгар этого огромного кризиса, в это смутное время, один небольшой сегмент общества процветает и богатеет.

Чуть более трех недель тому назад, 23 марта, промышленный индекс Доу-Джонса (Dow Jones Industrial Average) в момент окончания торгов был зафиксирован на уровне 18,591 пункта. В течение предыдущих пяти недель, поскольку серьезность пандемии постепенно и неохотно признавалась, Доу упал почти на 35 процентов по сравнению со своим максимумом 13 февраля — 29,551.

С 23 марта два показателя росли параллельно, в тандеме: смертность от COVID-19 и промышленный индекс Доу-Джонса (наряду со средними показателями других основных бирж, таких как S&P и NASDAQ).

23 марта число жертв пандемии в США достигло 556. В течение следующих четырех дней Конгресс поспешно принял меры по спасению финансовых и корпоративных учреждений и инвесторов на сумму в несколько триллионов долларов. Антикризисный законопроект («CARES Act») был подписан 27 марта. В тот день Доу-Джонс закрылся на уровне 21,636. Ожидание скорого одобрения Конгрессом спасательной операции подняло рынок почти на 3000 пунктов всего за четыре дня. За тот же период с 23 по 27 марта число смертей в результате пандемии в Соединенных Штатах почти утроилось, достигнув 1697 человек.

В течение недели, начавшейся 30 марта, произошел взрывной рост числа жертв пандемии. К пятнице, 3 апреля, число жертв достигло 7139 человек. В течение выходных СМИ пытались подготовить общественность к дальнейшему быстрому росту числа погибших. Но стало заметно отчетливое изменение в тональности повествования СМИ. Такие фразы, как «признаки надежды», «за углом перемена» и, конечно же, «проблески надежды», стали частью пропагандистского репертуара СМИ. Это сочеталось со все более агрессивной кампанией по более-менее быстрому возвращению на работу.

В течение всей недели быстрый рост числа умерших выявил растущие масштабы общественной трагедии. Рост средних показателей фондового рынка отражает ожидания финансовой элиты, которой правительство подарило триллионы долларов. Она рассчитывает извлечь выгоду из этого кризиса и стать более богатой и могущественной, чем когда-либо.

К понедельнику, 6 апреля, число смертей от COVID-19 достигло 10 895. Индекс Доу закрылся на отметке 22,679 пунктов. К 9 апреля число погибших возросло до 16 712 человек. Доу закрылся на отметке 23,319. И 14 апреля, когда число погибших превысило ошеломляющую отметку в 26 тысяч, инвесторы и спекулянты с радостью наблюдали, как ДОУ набрал еще 569 пунктов и закрылся на отметке 23,935 пунктов.

Пусть читатель остановит свое внимание на этих цифрах. С 23 марта пандемия COVID-19, согласно официальной статистике, унесла в Соединенных Штатах жизни более 25 тысяч человек. За тот же период индекс Доу-Джонса вырос более чем на 30 процентов.

На первый взгляд, в экономических новостях нет сведений, которые оправдывали бы необычайно быстрый рост рынков. Фактически, вся имеющаяся информация указывает на то, что глобальное воздействие пандемии может оказаться столь же серьезным и продолжительным, как Великая депрессия 1930-х годов.

Утром 14 апреля Международный валютный фонд опубликовал доклад под названием «Великий

карантин: Худшая экономическая депрессия со времен Великой депрессии» («The Great Lockdown: Worst Economic Depression Since the Great Depression»). Написанный главным экономистом МВФ Гитой Гопинат, доклад описывает сложившуюся ситуацию как «беспрецедентный кризис» и прогнозирует длительное замедление глобального экономического роста. «Это делает Великое карантин самой страшной рецессией со времен Великой депрессии и намного хуже, чем глобальный финансовый кризис [2008–2009 гг.]». Доклад продолжает:

«Совокупные потери мирового ВВП за 2020 и 2021 годы от пандемического кризиса могут составить около 9 триллионов долларов, то есть больше, чем экономика Японии и Германии вместе взятые».

Ясно, что эйфорию Уолл-стрит питают не текущие экономические прогнозы; и очень маловероятно, что нынешний рост может быть продолжен, поскольку глобальное сокращение производства становится все более серьезным. Но в настоящее время эйфория вызвана триллионами долларов свободных и неконтролируемых денег, предоставленных Федеральным резервом, и ожиданием того, что кризис предоставит корпоративно-финансовой олигархии в Соединенных Штатах и в Европе возможность реструктурировать капиталистическую экономику и классовые отношения таким образом, чтобы способствовать ускоренной передачи богатств в руки капиталистического класса.

Но есть и другой фактор, который будет противодействовать этой эйфории. Это растущее социальное сопротивление рабочего класса, который имеет свои собственные идеи насчет того, как следует реструктурировать американскую и мировую экономику и перераспределить богатства.

Дэвид Норт