Вступительный доклад на Первомайском международном онлайновом митинге

Пандемия COVID-19: Триггерное событие в мировой истории

Дэвид Норт
9 мая 2020 г.

Мы публикуем здесь вступительный доклад Дэвида Норта на Первомайском международном онлайн-митинге, проведенном Мировым Социалистическим Веб Сайтом и Международным Комитетом Четвертого Интернационала 2 мая 2020 года. Норт является председателем международного редакционного совета МСВС и национальным председателем Партии Социалистической Равенства США.

* * *

Товарищи и друзья,

Мы празднуем Первомай 2020 года в условиях траура. Все участники этого заседания знают о трагедии, которая разворачивается во всем мире, и затронуты ею. Пандемия коронавируса COVID-19, начавшаяся в январе, продолжает быстро распространяться. По состоянию на вчерашний день было зарегистрировано почти 3,4 миллиона случаев заражения. По официальным данным, общее число погибших составляет чуть менее 240 тысяч человек. Реальные цифры, без сомнения, существенно выше.

Это ужасное число жертв и уверенность в том, что число новых смертей будет быстро расти в ближайшие дни и недели, является причиной для скорби. Каждый день обрываются тысячи жизней. Очень многие из наших собратьев по человеческому сообществу, которые лишь недавно праздновали Новый год, с нетерпением ожидая будущего и не имея никаких оснований полагать, что у них осталось так мало времени, внезапно заболели и зачастую всего за несколько дней умерли.

Но вместе со скорбью растет и гнев. Массовая гибель людей — не просто результат биологического явления. Реакция правительств — их неподготовленность, ошеломляющая некомпетентность и вопиющее безразличие к жизни трудящихся, — воспринимается во всем мире как результат подчинения человеческих потребностей целям капиталистической прибыли и накоплению личных богатств.

Выступление Дэвида Норта начинается с 3:49 видео

К началу января события в Ухане широко освещались и были известны всему миру. Китайские власти и медицинское сообщество обменивались подробной информацией со своими коллегами по всему миру. Позднее на этом заседании товарищ Питер Саймондс рассмотрит обвинения, выдвинутые против Китая, и усилия, направленные на то, чтобы сделать Китай козлом отпущения за распространение пандемии и ужасные потери, которые она принесла. Но позвольте мне здесь заявить, что попытки переложить вину на китайцев не могут объяснить полный провал и откровенный отказ американских, европейских и других правительств быстро и эффективно отреагировать на эту пандемию. Критическое время было потрачено впустую. Для администрации Трампа и двухпартийных комитетов Конгресса, которые несли ответственность за мониторинг пандемии, вопрос, которым они в первую очередь занимались, был вопросом о спасении Уолл-стрит и глобальных финансовых рынков, а не человеческих жизней. Они проводили политику, которая была точно определена Мировым Социалистическим Веб Сайтом как «злостное пренебрежение».

Всего месяц назад, 1 апреля, общее число подтвержденных случаев смерти от коронавируса во всем мире составляло 42 540. В Соединенных Штатах число погибших достигало 4000 человек. К 1 мая общее число погибших достигло 240 тысяч человек. В Соединенных Штатах число жертв коронавируса по состоянию на сегодняшнее утро составляет 65 тысяч человек. В течение 30 дней апреля почти 200 тысяч человек умерли от этого вируса. Почти 60 тысяч из этих жертв были американцами. Но в те же самые 30 дней, на фоне ужасных сцен смерти и страданий, индекс Dow Jones Industrial Average вырос более чем на 30 процентов — самый взрывной рост за последние 30 лет! В чем причина того, что Уолл-стрит пирует на смерти?

Ответ заключается в следующем. В конце марта Конгресс принял без каких-либо дебатов, а Трамп подписал, закон о многомиллиардном спасении банков, корпораций и спекулянтов Уолл-стрит. Все безнадежные долги, накопившиеся за предыдущее десятилетие, должны были быть покрыты. Федеральная резервная система заявила, что не будет никаких ограничений на суммы, которые будут потрачены на поддержку финансовых рынков. Суммы денег, столь огромные, что их невозможно понять, создавались цифровыми печатными станками Федеральной резервной системы и передавались, без условий и ограничений, финансово-корпоративной элите. Как только это спасение была осуществлено, кризис, поскольку он касался правящего класса, был в значительной степени разрешен. Последствия этой пандемии для населения не представляли для элиты особого интереса.

Пандемия — это историческое событие, которое разоблачает экономическое, политическое, социальное и моральное банкротство капиталистического общества. Она обнажает ту непреодолимую пропасть, которая существует между корпоративно-финансовыми олигархами, контролирующими и определяющими политику капиталистических правительств, и потребностями и интересами рабочего класса.

В своем анализе нынешнего глобального кризиса Мировой Социалистический Веб Сайт определил пандемию как «триггерное событие» [определяющее дальнейший ход]. Его можно сравнить с убийством австрийского эрцгерцога Фердинанда и его жены 28 июня 1914 года. Этот инцидент в течение пяти с половиной недель привел к взрыву Первой мировой войны в начале августа 1914 года. Если бы это убийство не произошло, то вряд ли война началась бы в августе. Но рано или поздно, возможно, зимой 1914 года или к следующему лету, экономические и геополитические противоречия европейского и мирового капитализма и империализма привели бы к военному пожару. Убийство эрцгерцога лишь ускорило исторический процесс, но оно действовало в рамках ранее существовавших и весьма взрывоопасных социально-экономических и политических условий. То же самое можно сказать и о пандемии.

В последующие годы, когда историки будут оглядываться на Великую пандемию 2020 года, они неизбежно зададутся вопросом: почему это событие вызвало массовую революционную борьбу международного рабочего класса и глобальное движение за социализм? Анализируя события, исследователи обратят внимание на неспособность элит действовать в соответствии с предупреждениями о надвигающейся пандемии, с которыми выступали ученые в течение предыдущих двух десятилетий. Они обратят внимание на катастрофическое состояние социальной инфраструктуры самой могущественной капиталистической страны, из-за чего Соединенные Штаты оказались не в состоянии обеспечить адекватную медицинскую помощь своим гражданам. Историки непременно подчеркнут ошеломляющий уровень социального неравенства, ненасытную жадность олигархов, разграбление ими национальных ресурсов, отказ предоставить экономическую помощь безработным и отчаявшимся мелким предпринимателям, а также бесчеловечное стремление верхов принудить низы вернуться к работе в опасных условиях. Историки должны будут объяснить, как и почему в момент крайнего кризиса Белый дом был оккупирован социопатом-недоумкой.

В ответ на эти вопросы марксисты объяснят, что ответом капиталистического класса на пандемию было продолжение и усиление той же паразитической экономической и социальной политики, которую он проводил в предыдущие десятилетия для противодействия системному кризису капиталистической системы. Как и в более ранние исторические периоды глубоких социальных трансформаций, отказ правящих элит от любых реформ, ограничивающих их богатство и власть, какими бы необходимыми они ни были, делал революцию неизбежной. Описывая потрясения XVIII века, историк Р. Р. Палмер писал: «Именно консервативное сопротивление в самой Франции в значительной мере ускорило революцию и довело ее размах до уровня, который первоначально не ожидали». Современная капиталистическая аристократия ведет себя так же, как и ее феодальные предки, и ее действия приведут к аналогичным результатам.

Затянувшееся разложение капитализма нашло свое пагубное выражение в процессе, известном как финансиализация, то есть все более резком отделении механизма производства богатства для корпоративно-финансовой паразитической элиты путем расширение кредита от процесса производства. Особенно после краха 2008–2009 годов Федеральная резервная система США и центральные банки Европы провели интервенцию для спасения банкиров, корпораций и спекулянтов Уолл-стрит от последствий их безрассудных спекуляций. Спасение 2008–2009 годов, известное как «количественное смягчение», создало условия для последующего десятилетия диких спекуляций, которые обеспечили американским и мировым фондовым рынкам новый взлет, одновременно усиливая эксплуатацию рабочего класса.

Неустойчивое состояние питающейся долгами американской и мировой экономики стало очевидным еще до начала пандемии. В конце 2018 года Федеральная резервная система США попыталась противодействовать внезапному падению стоимости акций на Уолл-стрит путем дальнейшего снижения процентных ставок. К началу 2020 года стоимость акций достигла рекордных значений.

Вспышка пандемии, спровоцировавшая внезапное прекращение производства и сбой механизма поступления доходов, полученных от спекулятивной деятельности с высоким уровнем заемных средств, привела к массовым распродажам акций на Уолл-стрит в марте. Разоблачая фиктивный характер стоимостных величин Уолл-стрит, курсы акций потеряли триллионы долларов своей стоимости в течение нескольких дней — быстрее, чем любое другое падение в современной истории. Скорость обвала показала сюрреалистический характер предыдущего роста цен, который в значительной степени подпитывался выкупом корпорациями своих собственных акций.

Столкнувшись с разорением, финансово-корпоративная олигархия вновь обратилась к Федеральной резервной системе с требованием спасти ее. Но на этот раз потребовались не просто миллиарды, а триллионы долларов. Была создана новая версия «количественного смягчения». В первой версии, разработанной в ответ на крах 2008 года, ФРС тратила около 80 миллиардов долларов в месяц на покупку проблемных активов, находящихся на балансах корпораций.

В нынешней версии «количественного смягчения» объем покупок активов Федеральной резервной системой был увеличен до $80 млрд в день.

Доходы, необходимые для обслуживания огромного роста долга Федеральной резервной системы требуют крайне интенсифицировать эксплуатацию рабочего класса. Именно это требование породило спровоцированную средствами массовой информации пропаганду за возвращение к работе — даже в условиях, угрожающих жизни рабочих.

Раздача триллионов долларов правящей элите вызывает не только всеобщее отвращение и гнев. Она подрывает весь экономический и идеологический фундамент, на котором зиждется легитимность капиталистической системы. Капиталист, как это без конца провозглашается, находит капитал и берет на себя риск. Ни одно из этих условий не выдерживает критики. Финансовые ресурсы предоставляются за счет общества, а обещание бесконечных мер по спасению устраняет риск.

Беспощадная политика, проводимая правящим классом в ответ на эту пандемию, радикализирует рабочий класс. Эта радикализация шла полным ходом еще до начала пандемии. В последние несколько лет мы были свидетелями серьезной эскалации классового конфликта. В своем анализе социальных конфликтов, опубликованном в марте, когда пандемия только начинала проявляться, Центр стратегических и международных исследований (CSIS), крупный империалистический мозговой центр, предупреждал:

«Мы живем в эпоху глобальных массовых протестов, которые исторически беспрецедентны по частоте, масштабам и размерам…

Только за первые четыре месяца 2019 года более чем в 37 странах мира — от Бейрута до Барселоны, от Гонконга до Хараре, — происходили массовые антиправительственные выступления. А в течение 2019 года антиправительственные протесты произошли в 114 странах — на 31 процент больше, чем десять лет назад…

Примечательно, что страны с развитой экономикой не застрахованы от этой волны потрясений. Гражданские антиправительственные протесты в Европе и Северной Америке росли более быстрыми темпами, чем в среднем по миру. С момента инаугурации президента Дональда Трампа 20 января 2017 года по 1 января 2020 года почти 11,5 миллиона американцев приняли участие в 16 тысячах акций протеста, происходивших в каждом штате США, в их числе пять крупнейших демонстраций в истории США».

CSIS тревожно предсказывает:

«В результате крупного поворота истории протесты были приглушены в последние недели, вероятно, из-за вспышки коронавируса... Коронавирус, скорее всего, подавит протесты в краткосрочной перспективе, как из-за правительственных ограничений в городах, так и из-за личного нежелания граждан показываться на больших общественных собраниях. Однако, в зависимости от будущего хода этой вероятной пандемии, ответные меры правительства могут сами стать триггером массового политического протеста».

CSIS обращает внимание на еще один важный аспект этого всплеска массовых протестов:

«Тревожный характер новых массовых протестов — это отсутствие вождей и лидеров. Граждане теряют веру в нынешних лидеров, элиту и институции, и выходят на улицы в отчаянии и часто с отвращением».

Верно то, что революционная марксистская партия еще не стоит во главе рабочих масс. Но быстро назревает процесс, посредством которого марксистское — то есть троцкистское — движение завоюет руководство массами. Рост читательской аудитории Мирового Социалистического Веб Сайта, — которая в настоящее составляет более миллиона читателей в месяц, — свидетельствует о развитии революционной социалистической ориентации во все более широких слоях рабочего класса.

В политической ориентации рабочего класса, как настаивал основатель Четвертого Интернационала Лев Троцкий, решающим фактором являются объективные условия, вытекающие из кризиса капитализма. Логика классовой борьбы толкает рабочий класс к революционным выводам. Наблюдая за тем, как правящий класс грабит общество, набивая свои банковские счета триллионами неоплаченых денег, рабочие теряют уважение к правам капиталистической собственности. Старые предрассудки против экспроприации рассеиваются.

Слова Маркса, написанные в конце первого тома Капитала, приобретают в нашу эпоху жгучую актуальность: «Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют».

И, наконец, рабочий класс, проходя через этот кризис, может как никогда раньше осознать единство борьбы и судьбы трудящихся масс во всем мире. Пандемия является всемирным опытом, требующим всемирного решения. В борьбе с коронавирусом вопросы расы, этнической принадлежности, национальности и пола уходят глубоко на второй план. Борьба с пандемией требует преодоления всех национальных барьеров, препятствующих продуктивному и прогрессивному сотрудничеству человечества.

Существует глубоко прочувствованная вера в то, что мир должен измениться. Пандемия разоблачила капитализм как анахроничную социальную систему, препятствующую не только прогрессу в самом общем смысле, но и самому выживанию человеческого рода.

Объективные условия толкают рабочий класс к социалистической революции. Но то, что объективно возможно и необходимо, должно быть осуществлено. Ключевым звеном между возможным и его реализацией является сознательное действие. Недостаточно просто критиковать состояние, в котором находится мир. Задача состоит в том, чтобы изменить его. Поэтому я призываю всех наших слушателей во всем мире принять решение присоединиться к нам в борьбе за создание Международного Комитета Четвертого Интернационала как Всемирной Партии Социалистической Революции.