Коронавирусный кризис и его влияние на условия жизни и работы в сфере искусства

Дэвид Уолш
13 мая 2020 г.

Вызванное COVID-19 бедствие оказывает такое же общее воздействие на художников и мир искусства, как и на любую другую жизненную и экономическую сферу. Оно разрушает жизнь многих художников, угрожая обанкротить небольшие галереи и связанные с ними структуры и привести к еще большему разрыву между имущими и неимущими.

Важно то, насколько кризис расширяет кругозор художников, радикализирует их и подталкивает к сознательному протесту против капитализма, источника нынешних страданий.

Недавнее исследование, проведенное изданием Art Newspaper и Рэйчел Паунолл (Rachel Pownall), профессором финансов Маастрихтского университета, показало, что художественные галереи по всему миру ожидают потерять из-за пандемии в среднем 72 процента своего годового дохода.

Опрос 236 международных торговцев предметами искусства и антиквариата, проведенный в середине апреля, показал, что в Великобритании прогнозируется самое большое падение — 79%, за ним следуют Азия (77%), Северная Америка (71%) и остальная Европа (66%).

Примерно треть галерей по всему миру (33,9 процента) не надеются выжить. Согласно данным публикации в Art Newspaper, «учитывая уязвимость малого бизнеса, дилерские центры с 5–9 сотрудниками сообщили о самой низкой вероятности выживания (62%), в то время как более крупные галереи с более чем десятью сотрудниками были более оптимистичны, и три четверти из них ожидают пережить кризис».

Как показал опрос, галереи «могут лишь с трудом платить высокую арендную плату за помещения, в которые они даже не могут войти, не говоря уже о торговле — две трети галерей сообщают, что они либо “очень обеспокоены”, либо “обеспокоены” этим. Для большинства небольших галерей это время экзистенциального решения; они знают, что если не получат сейчас какой-либо формы послабления арендной платы — будь то снижение аренды, отсрочка или полное обнуление, — то они не переживут нынешнего перерыва». В Нью-Йорке средняя арендная плата арт-дилера составляет почти 40 процентов от всех ежемесячных расходов.

Элисон Коул (Alison Cole), редактор Art Newspaper, сказала газете Guardian: «На самом верху мира искусства — индустрия роскоши, но многие люди, которые работают в ней — художники, обработчики, сотрудники галерей, — находятся в очень шатком положении. На днях мы опубликовали статью, в которой сказано, что треть французских арт-галерей может закрыться к концу 2020 года. Даже если рынок искусства восстановится, это будет гораздо меньший мирок».

Самое большое финансовое бремя, как и в ходе любого кризиса, ложится на тех, кто менее всего способен его нести. Газета Wall Street Journal сообщила в апреле, что гигантские аукционные дома Sotheby's и Christie's будут увольнять персонал и сокращать зарплаты.

Онлайн-газета Observer (ранее New York Observer) прокомментировала ситуацию: «Аукционные дома, которые, конечно же, в огромной степени полагаются на индивидуальную динамику, установленную в торговых залах и офисах, теперь пытаются перевести весь бизнес, которым они занимаются, на цифровую и виртуальную арену. К сожалению, их сотрудники в настоящее время расплачиваются за резкое снижение продаж».

«Рабочие всевозможных отраслей промышленности страдают из-за огромного воздействия смертельной заразы, а работники сферы искусств, — как те, кто работает полный рабочий день, так и частично занятые, — вынуждены бороться в новом ландшафте, временно или надолго лишенные доступа к музеям, галереям и шумным художественным ярмаркам».

В статье под названием «Последние дни мира искусства… и, возможно, первые дни Нового мира» искусствовед журнала New York Джерри Сальц утверждает, что катастрофа с коронавирусом «только усугубит неравенство, которое все больше и больше доминирует в этой вселенной: выживание мегагалерей и звезд искусства и разрыв между ними и всеми остальными только расширяется, делая более скромных художников и небольшие галереи чем-то почти невидимым».

Коронавирус действует здесь как катализатор уже давно развивающихся процессов. Сальц отметил, что и раньше условия были трудными «для тех, кто не находится на вершине пищевой цепочки. Многочисленные галереи сообщали о том, что они финансово стеснены стремительно растущими расходами, должны платить за участие в бесконечных художественных ярмарках, всегда летать на биеннале и выставки по всему миру. Художники толпами переходили из небольших галерей в мегагалереи. COVID-19 ускорил это во сто крат».

Большинство галерей, отметил Сальц, «не имеют накоплений, чтобы закрыться на шесть месяцев. Или открыться, а затем снова пройти через карантин осенью и зимой, если вирус вернется. Wall Street Journal сообщила, что у многих исполнительских коллективов (театра, танца и пр.) нет резервов, чтобы оставаться без доходов больше месяца. Большинство галерей не намного лучше подготовлены. Эти галереи закроются. Сотрудники уже увольняются по всему миру».

Художественные школы «могут пойти той же дорогой», добавил критик. «На прошлой неделе, — писал он, — 150-летний Институт искусств Сан-Франциско объявил, что осенних занятий не будет. Художественные школы стали слишком дорогими. Возможно, что образовательная инфраструктура, выстроенная столетиями, будет разрушена, а рабочие места и заработки десятков и сотен тысяч людей, работающих в этих сферах, исчезнут. Работа преподавателя — это для многих художников единственный способ заработать на жизнь».

Мир коммерческого искусства в последние десятилетия рос экспоненциально, в соответствии с резким ростом фондового рынка и манией накопления путем паразитизма и спекуляции. Газета Guardian в апреле указывала на рост богатств, который подпитывал «мир искусства в течение последних 20 лет — период беспорядочного роста, расширения музеев, взвинчивания аукционных цен, увеличения числа художественных ярмарок с каждым месяцем».

Неясно, придет ли к внезапному концу весь этот процесс. Нынешний подъем фондового рынка, базирующийся на том, что Федеральная резервная система вливает триллионы долларов в банки и корпорации, может дать новую, еще менее стабильную и более коррумпированную жизнь более эксклюзивным уголкам мира искусств, тем, которые обслуживают самых богатых покупателей и инвесторов.

Для аукционных домов не все потеряно даже в нынешних условиях. Телеканал CNN сообщил 23 апреля, что компания Sotheby's, несмотря на «закрытие филиалов по всему миру и увольнение персонала из-за пандемии коронавируса», недавно «провела свой самый большой в истории онлайн-аукцион искусства». Представляя работы «таких людей, как Энди Уорхол и Дэмьен Херст, “современная кураторская” распродажа принесла более 6,4 миллиона долларов — новый онлайн-рекорд аукционного дома».

Здесь действуют различные социальные процессы. Пандемия коронавируса дала широким слоям населения суровую дозу реальности. С этим, по-видимому, связан всплеск интереса к искусству, истории и культуре, как будто массы людей внезапно, объективно движимые страшным кризисом, стали искать ответ на множество сложных проблем.

Экскурсия по виртуальной галерее Британского музея

Подобно многочисленным оркестрам и оперным труппам, музеи и галереи стали выкладывать свои работы и содержание в Интернет. Общественный резонанс во многих случаях огромен. Страница онлайн-коллекции Британского музея «подскочила примерно с 2000 ежедневных посещений до 175 тысяч в начале прошлой недели и теперь составляет в среднем 75 тысяч в день» (New Statesman). В середине марта в галерее Курто в Лондоне, художественном музее, специализирующемся на картинах французских импрессионистов и постимпрессионистов, число посетителей, посещающих виртуальную экскурсию, увеличилось на 723 процента. Посещаемость сайта парижского Лувра удесятерилась — с 40 тысяч до 400 тысяч посещений в день. Сайт всемирно известного Эрмитажа в Санкт-Петербурге, России, посетили 10 миллионов раз с момента временного закрытия музея.

Несомненно, многое объясняет потеря доступа к другим средствам просмотра художественных и музейных коллекций в целом, многое, но не всё. Катастрофа порождает жажду знаний.

Виртуальный тур по Эрмитажу

Между тем, на другом конце общества «скучающие богатые люди покупают в Интернете браслеты стоимостью в полмиллиона долларов», — заметил недавно сайт Bloomberg.

К «удивлению» Кэтрин Бекет из дома Sotheby's, отвечающей за продажу «великолепных драгоценностей» аукционного дома, «продажи коллекционных ювелирных изделий, — сообщило агентство Bloomberg, — идут хорошо, даже очень хорошо. В беседах со своими богатыми клиентами она обнаружила, что они покупают драгоценности в качестве своего рода пикапа. “Клиенты изолированы дома и, вообще говоря, ведут относительно унылую жизнь”, — говорит она. Некоторые, добавляет Бекет, говорили ей, что “носят свои большие бриллианты дома, потому что это приносит им радость”».

«Все, — говорит она, — ждут, когда это кончится, и я полагаю, что знание того, что вас ждет драгоценность стоимостью в миллион долларов, является залогом того, что все войдет в норму». Вряд ли это требует комментариев.

Аукцион «Сотбис»

Как выскажутся художники, писатели и кинематографисты о нынешних болезненных и противоречивых обстоятельствах? Нынешняя катастрофа делает положение серьезного и честного художника в буржуазном обществе еще более невозможным. Официальная политика в каждой стране, от правого фланга до «левого», может лишь все сильнее порождать отвращение и ужас. Доверие к политикам, которые своей жестокой политикой «возвращения к работе» обрекают сотни тысяч людей на смерть, должно в значительной степени развеяться. А что дальше?

Эта пандемия также выявила несостоятельность политики гендера и расы, которая доминировала в мире искусства в последние годы. Какое отношение все это, — эгоистическое стремление горстки людей к еще большему количеству привилегий и должностей, — какую связь все это имеет с нуждами широких слоев населения, самой жизни которых угрожает дальнейшее существование системы прибыли? В своем огромном большинстве те, кто страдает и умирает, принадлежат к рабочему классу или к менее привилегированным слоям среднего класса. Классовый вопрос еще раз — самым наглядным и ужасающим образом — обнаружил свое подавляющее значение. Самые чуткие художественные деятели должны начать это замечать!

Объективная ситуация требует, по нашему мнению, поворота художника лицом к исторической и социальной реальности. Нынешний уровень понимания абсолютно недостаточен. И нужен также поворот к рабочему классу и его судьбе. Мы продолжим развитие этой темы в будущих статьях.