Пандемия коронавируса в Польше: Жизнью силезских шахтеров жертвуют ради прибыли

Бартош Выспянски и Мартин Новак
17 июня 2020 г.

Польский шахтерский регион в Силезском воеводстве уже несколько месяцев является крупнейшим очагом пандемии коронавируса в Польше. Почти каждый день около половины новых заражений в стране фиксируется в Силезии. Например, 13 июня 209 из 440 новых случаев инфекции были зарегистрированы в Силезии, 82 заразившихся — шахтеры. Накануне (12 июня) 120 шахтерам был поставлен диагноз COVID-19.

Польша является пятым по величине производителем бурого угля в мире и десятым — по производству черного угля. Около 100 тысяч рабочих мест непосредственно связаны с добычей угля, из них около 60 тысяч находятся под землей.

Горнорудный регион богат традициями классовой борьбы. Это один из краеугольных камней польской экономики, и он занимает важное экономическое положение благодаря горнорудному Верхнесилезскому промышленному району (Górnośląski Okręg Przemysłowy). Здесь проживает почти 3 миллиона человек, то есть больше, чем в столице страны Варшаве.

Но Силезия восприимчива к пандемии не только благодаря плотности населения. Поскольку уголь обеспечивает примерно 80 процентов всей энергии в стране, польское население страдает от ужасного загрязнения окружающей среды. Официально около 44 тысяч человек ежегодно умирает от загрязнения воздуха. Это прямой результат устаревших технологий как в промышленных, сжигающих мусор, топках, так и на ТЭЦ, а также в мелких домашних топках и каминах. Известно, что люди с уже существующими заболеваниями или слабыми легкими особенно подвержены риску развития COVID-19.

Шахтеры выходят из забоя по окончании смены на угольной шахте Wujek в Катовице (Фото AP / Czarek Sokolowski)

Ответственность за быстрое распространение вируса в регионе лежит на правительстве и профсоюзах. Хотя первые сообщения о заражении в силезских шахтах поступили еще в начале апреля, и был введен общенациональный комендантский час, работа в шахтах продолжалась. Правительство и угольные компании публично отрицали, что в шахтах налицо опасность заражения.

Сегодня более 5600 инфицированных шахтеров составляют почти пятую часть всех инфицированных в Польше. Силезское воеводство, основной район добычи угля, четко выделяется на польской карте инфекций, на которой в настоящее время зарегистрировано 10.682 подтвержденных случаев заболевания и 260 смертей. В общей сложности польская статистика сообщает о 29.329 инфицированных и 1247 смертях от COVID-19. Число новых случаев заражения в Польше за последние семь дней превысило 3 тысячи.

Из-за высокого уровня загрязнения окружающей среды — с одной стороны, и высокого уровня инфицирования — с другой, этот регион теперь называют в средствах массовой информации польским Уханем.

СМИ обсуждают вопрос о том, следует ли полностью изолировать регион при помощи армии. Официальная Варшава несколько раз отрицала это, «но слухи не падают с неба», — как заметил вице-мэр города Руда-Слёнска Кшиштоф Мейер в интервью телекомпании Deutsche Welle.

В середине мая премьер-министр Матеуш Моравецкий приехал в Силезию и заявил: «Ситуация находится под контролем». В то же время в течение мая все ограничения на выезд из Польши были сняты, а школы и детские сады вновь открыты.

Через две недели число зараженных шахтеров удвоилось. В то же время Моравецкий объявил о консолидации горнодобывающей промышленности. Это означает, что примерно 100 тысяч рабочих, зависящих от добычи угля, столкнутся с угрозой сокращения зарплаты, усиления эксплуатации или потери рабочего места, не говоря уже о риске для здоровья, связанном с пандемией коронавируса.

Польша провела значительно меньше тестов (примерно 5400 на 1 миллион жителей), чем большинство других государств ЕС. «Если бы решение проводить тесты в больших масштабах было принято раньше, такого уровня заражения не произошло бы», — говорит Анджей Сушнеж, бывший глава Национального фонда здравоохранения. Долгое время никто не прислушивался к жалобам шахтеров и жителей Силезии относительно возможных инфекций и эпидемий на шахтах.

В обычное время шахтеры подвергаются многим опасностям: высокая температура в забое, недостаточный уровень кислорода и пыльный воздух увеличивают опасность заболеваний. Взрывоопасные газы, старая и ветхая техника повышают риск несчастных случаев. Лишь 3 процента шахтеров, работающих в подземных забоях, доживают до 80 лет, в то время как в среднем в Польше около 15 процентов шахтеров достигают 80-летнего возраста.

Шахтеры зарабатывают всего от 2000 до 4000 злотых после всех отчислений (от 500 до 1000 евро) ежемесячно. К этому прибавляется премия за выполнение нормы и 13-я зарплата-бонус. Это примерно равняется средней заработной плате по стране.

Но даже эти скромные зарплаты подвергаются постоянным нападкам. С момента введения капитализма в Польше было закрыто бесчисленное количество шахт. Как и немецкая Ruhrkohle AG и бывшие восточногерманские горнодобывающие компании, польское государство руководит процессом и берет на себя расходы по долгам, в то время как прибыль в основном приватизируется.

Например, польское государство управляет убыточной Polska Grupa Górnicza (PGG), крупнейшей горнодобывающей компанией в Европе. Обладая 55-процентной долей, государство также является мажоритарным акционером компании Jastrzębska Spółka Węglowa SA (JSW). Эта компания стала публичной в 2011 году и известна как крупнейший европейский производитель кокса. Затраты и пассивы закрытых угольных шахт, в свою очередь, передаются холдинговой государственной компании Spółka Restrukturyzacji Kopalń SA, которая за последние 10 лет получила около 2 миллиардов злотых государственных субсидий.

Учитывая плохое экономическое положение горнодобывающих компаний и большой запас угля в начале года, правительство в январе сократило рабочую неделю шахтеров до четырех дней, что означало 20-процентное сокращение заработной платы. После нескольких акций протеста и уличных демонстраций шахтерская забастовка была предотвращена в последний момент компромиссом между профсоюзами и правительством.

Причинами избытка угля в начале года были теплая зима и спад мировой экономики. Экономические последствия пандемии коронавируса затмили собой этот кризис.

9 мая правительство и профсоюзы договорились о выплате своего рода кратковременного рабочего пособия (Tarcza 4.0) для работников PGG. Неработающие шахтеры получают 60 процентов от своей обычной заработной платы в рамках мер правительства по борьбе с коронавирусом. 60 процентов зарплаты вынуждает многих работать неформально, чтобы выжить, несмотря на опасные условия.

Компании и правительство намеренно преуменьшают опасность коронавируса. Например, государственный Главный горный институт (Główny Instytut Górniczyder) заявил, что риск заражения под землей «не превышает» риск для рабочих, занятых в карьерах и в других отраслях промышленности или для любого другого жителя Польши.

На самом деле шахтеры не в состоянии следовать даже простейшим рекомендациям вирусологов для защиты от инфекции. До 50 шахтеров спускаются вместе в лифте. Даже при меньшем количестве рабочих там невозможно сохранить социальную дистанцию. Изолироваться нельзя и в вагонетках, которые везут шахтеров к месту добычи. То же самое и в душевых в конце рабочего дня.

Хотя теперь каждый шахтер должен пройти два теста, чтобы быть допущенным к работе, ответственные органы безнадежно перегружены массой тестов, даже спустя месяцы после начала пандемии.

Многие шахтеры жалуются, что даже если бы у них были симптомы, они не смогли бы добраться до станции тестирования. Чтобы не опоздать на смену без уважительной причины — это может привести к увольнению, — они уходят в забой, несмотря на опасность заражения. Рабочие, прошедшие тестирование, часто не знают, когда они получат результат. Другие не получают ответа от службы здравоохранения или же результаты их тестов теряются.

В начале прошлой недели премьер-министр Моравецкий вновь заявил, что все под контролем правительства. В тот же день он объявил, что с пятницы 10 шахт, принадлежащих PGG, и две, принадлежащие JSW, будут полностью закрыты на три недели, причем шахтеры якобы получат полную зарплату. Но много шахт продолжают работать, несмотря на сотни зараженных шахтеров.

Охваченное кризисом правительство партии «Право и справедливость» (ПиС) и профсоюзы движимы страхом, что социальное недовольство в этом рабочем регионе найдет себе политическое выражение, и что в условиях всемирного роста протестного и стачечного движения классовая борьба открыто вспыхнет также и в Польше.

В своих обращениях к правительству профсоюзы прямо предупреждают об этой опасности. Например, преемник сталинистского профсоюза горняков, Związek Zawodowy Górników w Polsce, предупредил, что коронавирусные меры экономического стимулирования правительства ПиС угрожают «обострением социальных проблем и резким ростом беспорядков».