Пандемия коронавируса и капитализм

Растет оппозиция против открытия школ в Германии

Карола Кляйнерт и Грегор Линк
17 августа 2020 г.

По официальным данным, в настоящее время пандемия коронавируса ежедневно уносит около 6 тысяч жизней во всем мире. Только в США вирус убивает почти 1500 человек каждый день. Хотя число новых ежедневных инфекций в Германии находится на самом высоком уровне за последние три месяца (11 августа было зарегистрировано 1226 случаев заражения), министр образования, молодежи и семьи Берлина Сандра Шеерес (СДПГ) разрешила школам вновь открыться в понедельник, 10 августа, на основе обязательного посещения и полноценной работы.

В то же время земельное правительство Берлина, состоящее из коалиции СДПГ, Левой партии и «Зеленых», отмахнулось от соблюдения научно необходимой минимальной дистанции в 1,50 метра1,50 метра для предохранения от инфекции. Более 370 тысяч учеников берлинских школ плюс 87 тысяч учеников профессиональных училищ, а также все их преподаватели вернулись в классы без обязательного ношения масок.

Учащиеся профессионального колледжа имени Роберта Коха сидят с масками на лицах в классе во время уроков информатики в Дортмунде, Германия. Четверг, 13 августа 2020 г. (Фото AP / Martin Meissner)

В землях Бранденбург, Гамбург и Шлезвиг-Гольштейн 10 августа также возобновилось регулярное школьное обучение. В земле Мекленбург-Передняя Померания школы открылись еще раньше, а в Северной Рейне-Вестфалии, самой густонаселенной земле Германии — в среду на прошлой неделе.

Красно-красно-зеленое правительство Берлина во главе с мэром Михаэлем Мюллером и министром образования, молодежи и семьи Сандрой Шеерес (оба из СДПГ), несмотря на возражения серьезных вирусологов, беззастенчиво капитулировало перед требованиями крупного бизнеса. Чтобы компании могли извлекать прибыль из труда родителей, их дети должны любой ценой вернуться в школу.

Это четко изложено в совместном заявлении Торгово-промышленной палаты (IHK), Федерации отелей и ресторанов (Dehoga), Торговой ассоциации и Федерации работодателей (UVB) от 8 августа: «Это в интересах предпринимателей и их сотрудников, чтобы их дети вновь получали надежное образование и заботу». По словам бизнес-боссов, «пришло время, чтобы возобновилась регулярная работа берлинских школ».

В социальных сетях подобные заявления и политика земельного правительства по открытию школ вызывают гневную реакцию. Берлинская учительница Кэти объяснила на «Твиттере»: «Благополучие детей постоянно упоминается в качестве главной причины открытия школ. Требования деловых федераций, — продолжала она, — невероятно бесчеловечны». Один из коллег Кэти отмечает: «UVB, по-видимому, является ассоциацией, которой непосредственно подчиняются Шеерес и Сенат [берлинское правительство]».

Жасмин, учительница начальных классов в Берлине, рассказала Мировому Социалистическому Веб Сайту об условиях в своей школе и о том, что нужно сделать. Она назвала план берлинского правительства «совершенно нелепым». В своем «плане соблюдения гигиены», сказала она, берлинский Сенат постановил, что «комнаты должны надлежащим образом проветриваться в течение нескольких минут, по крайней мере, один раз за урок и во время перемен. Однако до начала летних каникул многие окна нельзя было открывать надлежащим образом по соображениям безопасности. Но узкие и плохо проветриваемые помещения создают идеальные условия для распространения COVID-19».

Пользователь «Твиттера» Дитер Р. придерживается аналогичной точки зрения. Он пишет о лицемерном напоминании министра по делам семьи Франциски Гиффи регулярно проветривать школы: «Во многих школах окна вообще нельзя открывать, потому что иначе они выпадут! В некоторых коридорах нельзя даже приоткрыть окна наполовину! И вообще, что толку в том, чтобы приоткрывать окна в классе, где находится 30 детей? В классе почти нет свежего воздуха и вентиляции. Это все просто плохие увертки — как и предполагаемые меры, согласованные КМК [конференцией министров образования и культуры]».

Даже регулярное мытье рук и дезинфекция остаются «такими же хаотичными, как и до летних каникул, — отмечает Жасмин. — В нашей школе есть только один уборщик на все здание, как и до пандемии! Ему платят менее 11 евро в час, и он работает с 10 утра до 7 вечера. А как только он кончает чистить последний туалет, он должен начинать все с начала. Очень грязные туалеты и классные комнаты, несмотря на все усилия. Школьные туалеты убираются около полудня, хотя на самом деле это нужно делать утром. Иногда есть только одна действующая раковина и мыльница. В самих классных комнатах уборщик подметает пол только один раз в день».

Учителя и их ассистенты, по словам Жасмин, вынуждены брать уборку на себя, в дополнение к своим остальным обязанностям. Например, «до и после каждой перемены во дворе» они должны следить за тем, чтобы «школьники младших классов тщательно мыли руки в туалетах каждый по отдельности». Они также отвечают за дезинфекцию помещений и поверхностей: «Во время перемен мы должны дезинфицировать все поверхности после каждой смены класса. В компьютерных комнатах все клавиатуры, мыши и мониторы должны быть продезинфицированы после каждого использования. Учителям приходится в перерывах между уроками убираться и присматривать за туалетами».

В разговоре с МСВС Инго Р., руководитель родительской группы по уборке классов в классе своего ребенка, критиковал отсутствие сотрудничества между родителями и школьным персоналом: «Я думаю, очень жаль, что многие завучи не вступают в надлежащий диалог с родителями, — сказал он. — Я встречал многих родителей, которые хотели бы перенести в школу технические навыки делового офиса».

Но в то время как многие учителя, родители и ученики выступают против открытия школ в небезопасных условиях, берлинские власти высокомерно игнорируют эти проблемы. Вместо этого Шеерес объявила о создании «Консультативного совета по гигиене», состоящего из врачей, детских психологов, родителей, студентов и политиков, то есть исключая учителей, который должен собираться в рамках «рабочей группы».

«Таким образом, вместо мер, поддерживаемых медицинскими экспертами, сначала будет создана “рабочая” группа, — отметил в «Фейсбуке» берлинский учитель Свен Д. — Значит, они снова выиграли время, чтобы ничего не делать. А затем, чтобы обеспечить ничегонеделание в будущем, они собирают вместе группы людей, которые представляют “правильные” позиции. Этот вирус был впервые обнаружен в Германии более полугода назад, с тех пор умерло более 9200 человек, включая школьников и учителей, а сейчас создается “рабочая” группа. Эта администрация не желает работать и готова идти по трупам со своей ленью и некомпетентностью».

Его коллега Андреас С. пишет: «Почему в школьную систему месяцами не закачивались деньги? Даже сейчас, когда переполненные классы, маленькие комнаты, отсутствие вентиляции и отсутствие оборудования становятся опасными для жизни?»

Основываясь на выводах ведущих международных вирусологов и эпидемиологов, МСВС неоднократно предупреждал о том, что специфические условия, преобладающие на предприятиях и в школах, создают благоприятные условия для размножения вируса. Вирусолог берлинской больницы «Шарите» Кристиан Дростен, наряду со многими другими учеными, неоднократно заявлял, что соответствующие правила по дистанцированию и использованию индивидуальных защитных масок в закрытых помещениях необходимы для предотвращения массовых вспышек и возникновения цепочек инфекций, поражающих сотни людей.

Гигиеническая концепция берлинского Сената не только неадекватна, но и не работает на практике из-за условий, существующих в школах. «Формирование более мелких групп и предотвращение смешения школьников из разных классов, — меры, которыми оправдываются школьные власти, — перестанут работать во второй половине школьного дня из-за системы продленного дня, — отметила Жасмин. — Во второй половине дня нет ни стабильных групп, ни обязательного ношения масок. Даже если учителя используют для внеклассных занятий пустые классы, невозможно сохранить то же деление детей на группы, которое было на предшествующих уроках, потому что не хватает обслуживающего персонала».

Если в классе обнаруживается инфекция, продолжает она, «именно департамент государственного здравоохранения принимает решение о соответствующих карантинных мерах. До тех пор, пока это решение не принято, карантин вводится только в отношении заболевшего школьника. Все остальные продолжают ходить на занятия, включая братьев и сестер больного, разбросанные по нескольким классам».

Еще одной серьезной проблемой в Берлине является переполненная система общественного транспорта, которой пользуется большинство учеников, чтобы добираться до школы.

Ширятся настроения гнева и отчаяния по поводу решений и действий школьных властей. Согласно опросу, проведенному пресс-клубом ARD, 56 процентов всех опрошенных считают безответственным «нормальное функционирование школы без соблюдения правил дистанцирования».

Примечателен пост одной берлинской учительницы в «Твиттере»: «Эта школа в нормальное время — бомба замедленного действия. А теперь уроки должны возобновиться, — пишет она. — Когда вы идете по узким коридорам, кажется, что вы слышите тиканье бомбы».

Ее коллега Верена, очевидно, говорит от лица многих, когда пишет: «То, что сейчас требуют политики, совершенно бесчеловечно. Даже при легкой форме болезни никто толком не знает, каков будет долгосрочный ущерб. В конце концов, каждый человек подвергается риску заражения, и никто не может предсказать, как вирус на самом деле повлияет на каждого человека. Когда единственными приоритетами являются “образование” и капитализм, то мне думается, что мы утратили все наши важные ценности».

«Кроме того, нет никакой гарантии, что вы получите надлежащее образование, подвергая риску себя и жизнь близких», — добавляет она с иронией.

Жасмин также подчеркивает социальное воздействие существующего положения на бедные семьи и их детей: «Многие ученики, особенно из бедных семей, не имеют ноутбуков и блокнотов. Решения и концепции обучения давно известны: больше социальных работников и переводчиков для работы в качестве семейных помощников, меньшее учеников в классе, больше комнат, больше преподавательского состава, более качественная уборка и оборудование школ. Школы и учителя пострадали от огромных сокращений, а теперь их толкают на эксперимент стадного иммунитета с серьезными последствиями».

На этом фоне Жасмин обращается с настоятельным призывом к своим коллегам: «Учителя должны отказаться работать в этих условиях и бастовать до тех пор, пока их требования о меньшем числе учеников в классах и о большей поддержке на всех уровнях школьной жизни не будут удовлетворены. Это включает в себя уборщиков, семейных помощников, переводчиков и другой вспомогательный персонал. Для детей также должны быть организованы бесплатные развлекательные мероприятия и созданы службы психологической поддержки. Деньги есть. Обложить богатых налогами!»