Власти США засылают провокаторов в ряды протестующих против полицейского насилия для делегитимации демонстраций и подрыва демократических прав

Адам Маклин
17 августа 2020 г.

С момента убийства Джорджа Флойда четырьмя полицейскими в Миннеаполисе, штат Миннесота, полиция по всей территории США проводит жестокие авторитарные репрессии по отношению к массовым протестам против полицейского насилия. Ободренная позицией администрации Трампа по обеспечению правопорядка, полиция взяла на вооружение методы, типичные для авторитарных режимов и военных хунт, поддерживаемых американским империализмом.

С момента первой вспышки протестов полиция использует «менее убийственные» (less lethal) патроны, чтобы ослепить и ранить протестующих. Полиция совершает наезды на группы протестующих, нападает и без причины арестовывает журналистов — в том числе репортеров крупных новостных сетей, — похищает протестующих с улиц и запихивает их в фургоны без опознавательных знаков, задерживает и допрашивает граждан, не предъявляя им обвинения. Жестокость, с которой полиция проводит эти акции в ходе идущих протестов, во многих случаях задокументированная в социальных сетях и просматриваемая миллионами людей, достигла нового уровня.

Массовые народные протесты не оказали никакого воздействия на полицейские силы, которые действуют как эскадроны смерти в городских и сельских районах с почти полной безнаказанностью. Сайт killedbypolice.net сообщает, что, после убийства Флойда в столкновениях с полицией в США погибло, по меньшей мере, 150 человек.

Администрация Трампа излагает перевернутую с ног на голову версию событий, в которой насилие полиции представляется легитимным ответом на терроризм и анархизм протестующих, которые якобы нападают на полицейских. В реальности, худшие правонарушения протестующих редко выходят за рамки вандализма и порчи имущества. В этом отдельном вопросе появились доказательства того, что в различных инцидентах виновны сами полицейские или правые провокаторы.

Например, вскоре после того, как протесты начались в Миннеаполисе, появилось видео, на котором провокатор, одетый во все черное, разбивает окна магазина AutoZone. Когда протестующие остановили его, он отказался назвать себя и продолжил разбивать окна, прежде чем уйти. Вандализм в отношении витрин AutoZone быстро разошелся по СМИ и был использован для демонизации протестов. В июле этот человек был, наконец, опознан полицией. Вандалом оказался 32-летний член «Арийского ковбойского братства» (Aryan Cowboy Brotherhood) — организации сторонников белого превосходства, связанной с байкерской бандой «Ангелов из ада» (Hell’s Angels).

Подобные сцены происходят по всей стране. Полицейских заняли с тот момент, когда они разбивали стеклянные двери магазина Target в Сиэтле. В Чикаго полицейских заняли тогда, когда они били стекла автомобилей людей, подозреваемых в мародерстве. В Фарго, штат Северная Дакота, помощник начальника полиции подал в отставку после того, как другие протестующие опознали его как человека, одетого в штатское на демонстрации. Одетый в гражданскую одежду шеф полиции пил пиво и выкрикивал «К черту полицию!»

В каждом отдельном случае соответствующие полицейские департаменты делали все возможное, чтобы поддерживать версию о «правдоподобном отрицании». Однако нет никаких сомнений в том, что полиция регулярно засылает полицейских, одетых в штатское, в качестве агентов-провокаторов и лазутчиков в массовые протесты. Использование этой тактики для слежки за протестами и контроля над ними представляет собой фундаментальную атаку на демократические права.

Недавний юридический анализ либерального Центра Бреннана отмечает некоторые последствия этих полицейских методов: «Проникновение полиции в протесты также оказывает сдерживающее воздействие на права протестующих, гарантированных Первой поправкой [к Конституции]. Страх того, что полиция в штатском участвует в протесте, чтобы следить за активистами, опасность для нелегальных иммигрантов присутствия на протестах сотрудников иммиграционной и таможенной служб, присутствие агентов-провокаторов и возникающее в результате присутствия шпиков недоверие к своим протестующим товарищам, — все это отпугивает потенциальных участников демонстраций от участия в них».

Реальность полицейской инфильтрации в протесты по всей территории США, хотя и не является новым явлением, обретает новое значение в условиях, когда демократические права и нормы до предела ограничены.

Как демократические, так и республиканские администрации за последние несколько десятилетий занимались демонтажем основных демократических прав, закрепленных в Конституции. Восьмая поправка, запрещающая жестокие и необычные наказания, была практически упразднена — по крайней мере, с момента легитимации пыток во время войны с терроризмом, которая была начата Бушем и продолжена Обамой. В июне Верховный суд постановил, что просители убежища не имеют права на habeas corpus [гарантию личной свободы] в соответствии с положениями закона Клинтона об иммиграции 1996 года. Похищение протестующих без официального обвинения неизвестными агентами, которое впервые было применено федералами Портленде в в прошлом месяце и вскоре после этого использовано полицией в Нью-Йорке, является явным нарушением 4-й поправки [к Конституции].

США находятся в беспрецедентном социально-экономическом кризисе, и именно в этом контексте Трамп предпринял в июне свою попытку государственного переворота. Под предлогом протестов он продолжает заговор против Конституции. Реакция правящего класса на коронавирус потребовала спасения Уолл-стрит в масштабах даже больших, чем в 2008 году. Правящий класс считает необходимым упразднить демократические права, чтобы переложить бремя мер по спасению большого бизнеса на плечи рабочего класса.

Худшие преступления администрации Трампа одобрены Демократической партией как необходимые для обеспечения защиты финансовой элиты. Бывший вице-президент Джо Байден, со своей стороны, ответил на протесты против полицейского насилия призывом к самой непоследовательный реформе полиции из всех возможных. Байден предложил «[учить] полицейских… стрелять по ногам, а не в грудь». В качестве своего напарника он выбрал сенатора Камалу Харрис, бывшего прокурора с долгим опытом поддержки полиции и тюремных властей, а также преследования рабочих.

В течение последних четырех лет правления администрации Трампа критика, возникавшая со стороны демократов, никогда не увязывалась с вопросами демократических прав. Вместо этого возражения демократов полностью сосредоточивались на обвинениях Трампа в близости к России, а также на расовых вопросах. Капитализм пришел в упадок до такой степени, что он уже не совместим с достижениями демократических революций XVIII и XIX веков. Защита демократических прав и борьба за прекращение полицейского насилия ложатся теперь на плечи рабочего класса.