Российский оппозиционер Алексей Навальный перевезен в немецкую больницу после того, как врачи оспорили заявления об его отравлении

Андреа Питерс
24 августа 2020 г.

Российский оппозиционер Алексей Навальный остается в коме в берлинской больнице «Шарите», куда он был доставлен из Омска в субботу, 22 августа. За два дня до этого он тяжело заболел в самолете во время перелета рейсом из Томска в Москву. По словам омских врачей, у которых Навальный первоначально находился, их «рабочий диагноз» заключается в том, что он страдает от нарушения обмена веществ, возможно, вызванного резким падением уровня сахара в крови.

Алексей Навальный [Источник: Wikimedia Commons]

Александр Мураковский, главный врач отделения неотложной помощи омской больницы, сообщил прессе в четверг, что ни оксибутиратов, ни барбитуратов в организме обнаружено не было. Выступая незадолго до этого, специалисты Омской медицинской клиники БМСП-1 и Института нейрохирургии им. Бурденко заявили, что не нашли яда, отвергая обвинения в попытке убийства Навального путем отравления смертельным веществом. Российская лаборатория, которые обследовала его личные вещи, нашла химические следы пластика, которые обычно присутствуют на одежде людей.

Омские врачи заявляли, что состояние Навального слишком нестабильно, чтобы позволить его транспортировку из России. Однако потом они изменили свое решение, и. Навальный был доставлен в Германию.

Сторонники Навального отвергают диагноз омских врачей, считая это уверткой Кремля. Кира Ярмыш, пресс-секретарь Навального, сопровождавшая его в полете, когда он потерял сознание и упал, утверждает, что он был отравлен, когда пил чай непосредственно перед посадкой. Анастасия Васильева, глава профсоюза «Альянс врачей» (организации, созданной Навальным с целью привлечь на сторону своей правой партии медработников, возмущенных плачевным состоянием системы здравоохранения страны), отметила, что нарушение обмена веществ — это не диагноз болезни, а состояние, вызванное какой-то другой серьезной причиной.

Американские газеты New York Times и Washington Post уже опубликовали несколько статей, в которых намекают, несмотря на отсутствие ясных доказательств отравления, что ответственность лежит на президенте России Владимире Путине, и что противник Кремля — еще одна жертва в длинной череде убийств, якобы совершенных Москвой.

Выдвигая эти обвинения, они движимы исключительно мотивами яростной антироссийской кампании со стороны США, Обе газеты активнейшим образом в нее вовлечены. Вряд ли они сочувствуют лично Навальному. Следует отметить, например, что обе газеты уже давно не проливают слез по поводу жестокого убийства обозревателя Washington Post и критика саудовского правительства Джамаля Хашогги, убийство и расчленение которого саудовскими агентами было задокуметировано турецкой разведкой.

В четверг, 20 августа, советник Белого дома по национальной безопасности Роберт О'Брайен назвал заявления об отравлении Навального «очень тревожными». Он продолжил: «Если за всем этим стоят русские… то мы собираемся учитывать это в том, как мы будем вести себя с русскими в будущем». Администрация Трампа с тех пор заявила, что следит за ситуацией, но не сделала никакого официального заявления.

Европейский союз до сих пор не отозвался о диагнозе омских врачей или причинах болезни Навального, ограничив свое вмешательство призывами к отправке оппозиционера в Германию. Немецкий телеканал ZDF сообщил, что Навального, после того, как он был доставлен в Берлин, официально признали гостем канцлера страны Ангелы Меркель

Заболел ли Навальный по естественным причинам или был отравлен, а если отравлен, то кто за это несет ответственность? — ответ на эти вопросы, возможно, никогда не будет получен. Несомненно, что существует множество людей в России, США, Европе и других странах, которые хотели бы избавиться от кремлевского оппозиционера по целому ряду причин.

Его судьба в настоящий момент, равно как и в ближайшем будущем, целиком определяется факторами стремления Вашингтона доминировать в Евразии и отчаянных усилий российского правящего класса сохранить свои позиции. Так называемое российское «оппозиционное» движение, в котором Навальный играет ведущую роль, является пешкой в запутанных операциях различных политических сил, действующих в этом контексте.

Предполагаемое покушение на жизнь Навального, которое приписывается Кремлю, работает в интересах тех слоев американского государства, которые стремятся демонизировать правительство Путина, чтобы оправдать войну с Россией. Реакция газет Times и Post ясно показывает, что уже предпринимаются попытки использовать его болезнь подобным образом. Сам Навальный тесно связан с Вашингтоном.

Разоблачения коррупции Навальным были нацелены против влиятельных лиц в российском государстве и крупном бизнесе. У него есть сторонники внутри элит и даже правительства, но другие группы рассматривают его как угрозу, особенно в контексте серии внутренних и внешних кризисов, с которыми в настоящее время сталкивается правительство Путина.

Распространение COVID-19 выдвинуло на первый план плачевное состояние российской системы здравоохранения, подогревая народный гнев. На Дальнем Востоке происходит всплеск антиправительственных настроений после того, как Кремль использовал обвинения в преступных деяниях для смещения популярного губернатора. А правительство Лукашенко в Беларуси, — последний оставшийся союзник Москвы на ее западных границах, — может быть вскоре свергнуто в рамках движения «за демократию», которое сумело увлечь за собой ведущие слои рабочего класса.

Несмотря на свою политику свободного рынка и антииммигрантский шовинизм, Навальный позиционирует себя в качестве защитника эксплуатируемых российских медработников и протестующих как в Хабаровске, так и в Минске. Он стремится извлечь выгоду из нынешнего кризиса, поскольку Кремль демонстрирует свою беспомощность.

Возможное падение правительства Лукашенко, вызванное в значительной степени массовой забастовочной волной, в ходе которой тысячи рабочих выходят на улицы, представляет опасность для правительства Путина. Его пугает перспектива того, что российский рабочий класс, имеющий тесные языковые, культурные, экономические и политические связи с белорусским пролетариатом, возмущенный теми же обидами, будет приведен в действие событиями в ближнем зарубежье.

Путина также беспокоит то, что белорусская оппозиция, с которой Москва поддерживала тесные отношения, может полностью перейти под контроль Запада. В четверг, 20 августа, белорусский оппозиционер Валерий Цепкало призвал Западную Европу признать законным победителем Светлану Тихановскую, оппонента Лукашенко на прошедших президентских выборах.

Цель, по словам Цепкало, состоит в том, чтобы воспроизвести ситуацию в Венесуэле, чтобы Тихановская, как Хуан Гуайдо, сформировала бы конкурирующее правительство. Цепкало заявил: «Мы призываем западные европейские страны признать ее в качестве законного президента. Потому что в такой архитектуре будет понятно, каким образом осуществлять транзит власти. Станет понятно для государственных чиновников и силовиков, кому приносить присягу — на чью сторону переходить».

Высказавшись подобным образом, Цепкало раскрыл, возможно, больше, чем намеревался, поскольку Гуайдо является инструментом Вашингтона и не имеет никакой глубинной поддержки в венесуэльских массах. Белорусская оппозиция пытается отождествить себя с массовым забастовочным движением в Беларуси, используя обещания «свободных и справедливых выборов», чтобы отвлечь внимание трудящихся от своей правой, прорыночной политики.

Поначалу воздержавшись от четких обещаний поддержки Лукашенко, российское правительство в пятницу, 21 августа, дало понять, что, возможно, займет более жесткую позицию в отношении Беларуси, указав, что, если Минск обратится с просьбой, то Москва «сделает все возможное, чтобы помочь в урегулировании ситуации в Беларуси». Кремль, однако, не дал обещания полностью поддержать правительство, оказавшееся в осаде. Что касается заведения уголовных дел против белорусских протестующих, то Кремль заявил, что «никак и никоим образом не будет вмешиваться или давать какую-либо оценку причинам проведения уголовных расследований в Беларуси».