Илон Маск открывает Капитал Маркса

Джозеф Кишор — кандидат Партии Социалистического Равенства в президенты США
2 сентября 2020 г.

Тех, кто следит за американской политикой, может удивить тот факт, что Илон Маск, один из самых богатых людей на планете, прилежно изучает марксизм. Между тем, в процессе руководства компаниями Tesla, SpaceX и другими своими начинаниями, Маск, по-видимому, посвятил себя серьезному исследованию великого трехтомного труда Карла Маркса Das Kapital (Капитал).

27 июля в «Твиттере» Маск представил вывод своих изысканий. «Капитал, если коротко», написал он, это «отдай мне это даром».

Твит Илона Маска: «Капитал, если коротко, — отдай мне это даром»

Действительно, блестящее озарение! Мы можем простить Маску использование неформального жаргона, поскольку он резюмировал важную истину — прибыль, накопляемая классом капиталистов, происходит из того, что стоимость, производимая рабочими, превышает ту, что им выплачивается в виде заработной платы, — то есть представляет собой «неоплаченный труд».

Этот механизм присвоения «неоплаченного труда» заслуживает более подробного объяснения.

Капитал Маркса посвящен анализу основных законов капитализма — социальной и экономической системы, которая сейчас преобладает во всем мире. Он начинает свою работу с изучения фундаментальной единицы этой экономической системы — товара.

Общество имеет в своем распоряжении запас живой рабочей силы, способности производить все, что необходимо для человеческой жизни, от еды и жилья до транспорта и коммуникационных технологий. В результате разделения труда между разными производителями продукты этого труда принимают форму товара. Автомобили и сотовые телефоны, продукты питания и дома, — все это производится разными людьми и отраслями промышленности, покупается и продается на рынке.

Многие сложные механизмы современного капитализма в своей основе базируются на действии одного закона, впервые полностью разработанного и описанного Марксом — закона трудовой стоимости, согласно которому стоимость товаров определяется количеством общественно необходимого человеческого труда, затраченного на их производство. Так, например, автомобиль Tesla имеет большую ценность, чем галлон молока, потому что на первый из них уходит больше человеческого труда, чем на второй. На рынке товары обмениваются на другие товары эквивалентной стоимости (или, с развитием денег, на такое же количество денег).

Однако если товары обмениваются друг с другом на основе труда, необходимого для их производства, то откуда возникает неравенство? Почему такие огромные суммы богатства монополизируются крошечным слоем, в то время как тот, кто занимается реальным трудом, рабочий класс, беден?

Состояние Илона Маска на конец июля оценивалось в 70 миллиардов долларов. Это более чем в два миллиона раз превышает средний индивидуальный годовой доход в Соединенных Штатах (31 тысяча долларов США). Означает ли это, что Маск за свои 49 коротких лет на Земле проработал столько, что это эквивалентно двум миллионам человек, проработавших целый год? Даже если бы мы признали, что Маск особенно трудолюбив, все равно эти цифры никак не сходятся.

Генеральный директор Tesla Илон Маск (AP Photo / Jae C. Hong)

Источник неравенства, как объяснял Маркс, кроется в особой природе одного из товаров, покупаемых и продаваемых на рынке. Этим товаром является рабочая сила. Обычно говорят, что рабочий продает свой труд капиталисту. Это не так. Рабочий продает капиталисту не труд, а рабочую силу как товар, то есть способность к труду, которая в ходе производства создает стоимость всех других товаров.

Владелец средств производства (например, Маск, владеющий заводом Tesla во Фремонте, штат Калифорния) покупает рабочую силу рабочих. То есть он покупает способность этих рабочих к труду в обмен на определенную заработную плату или оклад.

Как и любой другой товар, обладающий стоимостью, стоимость этого конкретного товара, рабочей силы, определяется количеством труда, необходимого для его производства. Это эквивалентно количеству товаров, необходимых для выживания и воспроизводства рабочего. Чем меньше требуется средств для выживания и воспроизводства следующего поколения наемных рабочих, тем беднее становится рабочий и тем дешевле его рабочая сила.

Как только капиталист приобрел этот товар в виде рабочей силы, с этого момента он имеет право потреблять его. Он делает это, принуждая рабочего к труду. Однако — и это имеет решающее значение — количество труда, потраченного рабочим на конвейере, в магазине или на полях, превышает стоимость его собственной рабочей силы, выраженной в заработной плате. Иными словами, рабочий трудится больше и производит стоимости больше, чем стоимость всех товаров, покупаемых им для обеспечения своего существования.

То есть существует избыточная, или прибавочная, стоимость, представляющая собой разницу между стоимостью, производимой рабочим, и тем, что требуется для поддержания его жизни. Чем сильнее эксплуатация (чем больше пота капиталист может выжать из рабочего) и чем ниже стоимость рабочей силы (чем меньше он платит рабочему, чтобы тот мог жить), тем больше извлекаемая прибавочная стоимость.

Продукт труда, произведенный рабочими, принадлежит не рабочему, а капиталисту. Продавая товары на рынке, капиталист реализует прибавочную стоимость, извлекая ее в виде прибыли.

Таким образом, класс капиталистов в целом извлекает массу прибавочной стоимости из рабочего класса как целого. Затем эта прибавочная стоимость распределяется между различными частями класса капиталистов в рыночной борьбе с помощью ценового механизма, конкуренции, махинаций, торговых ограничений и т.д. Маркс анализирует эти запутанные вопросы в Капитале. Но, в любом случае, то, что делится в ходе рыночной борьбы, уже было или будет создано затратами рабочей силы самого рабочего класса.

Все это сводится к тому, что прибыль и богатство капиталиста — это результат не его собственного труда, а труда других людей — рабочих. «Прибавочную стоимость, — объяснял Маркс в своей более ранней работе Заработная плата, цена и прибыль, — или ту часть всей стоимости товара, в которой воплощен прибавочный — или неоплаченныйтруд рабочего, я называю прибылью» [Маркс К.; Энгельс Ф., Сочинения, 2-е изд., т. 16, с. 138].

Или, в несколько упрощенной версии, изложенной Маском: «Отдай мне это даром».

Однако для понимания нынешней ситуации требуется одно уточнение, а именно то, каким образом правящий класс использовал свой контроль над государственным аппаратом, особенно в течение последних четырех десятилетий, чтобы направить богатство непосредственно на финансовые рынки и, следовательно, на банковские счета сверхбогатых.

В ответ на пандемию коронавируса американский правящий класс посредством Федеральной резервной системы (ФРС) США передал Уолл-стрит триллионы долларов, что привело к необычайному росту стоимости акций.

Эта массированная помощь корпорациям и банкам — еще одна версия «отдай мне это даром» Маска, — была почти единодушно одобрена обеими партиями при принятии закона CARES Act в конце марта. Действительно, личное богатство Маска в значительной степени связано с такими финансовыми операциями. В результате стремительного роста фондового рынка на фоне роста смертности и социальных бедствий Маск утроил свой собственный капитал за первые семь месяцев этого года.

Хотя очевидно, что это связано с деланием денег из воздуха с помощью печатного станка ФРС, однако все, что передается богатым, должно оплачиваться за счет эксплуатации рабочих, источника всех ценностей.

Это именно тот фактор, который стоит за требованием правящего класса вернуть рабочих на рабочие места, даже когда пандемия выходит из-под контроля. Сам Маск сыграл ведущую роль в проталкивании идеи о том, что все ограничения на распространение пандемии должны быть убраны, а выплаты дополнительных пособий по безработице для рабочих урезаны. Он рассчитывает на то, что рабочие должны будут вынуждены вернуться к производству прибавочной стоимости и прибыли.

В словах, которые сегодня приобретают огромную актуальность, Маркс к концу первого тома Капитала блестяще резюмировал динамику капиталистического развития и его революционные последствия:

«Вместе с постоянно уменьшающимся числом магнатов капитала, которые узурпируют и монополизируют все выгоды этого процесса превращения, возрастает масса нищеты, угнетения, рабства, вырождения, эксплуатации, но вместе с тем растет и возмущение рабочего класса, который постоянно увеличивается по своей численности, который обучается, объединяется и организуется механизмом самого процесса капиталистического производства. Монополия капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют» [Маркс К.; Энгельс Ф., Сочинения, 2-е изд., т. 23, с. 772–73].

Кто-то может возразить, что в своем твите о Капитале Маркса Маск не собирался резюмировать процесс капиталистической эксплуатации рабочего класса. Возможно, он имел в виду, что, протестуя против своей эксплуатации, рабочие каким-то образом хотят получить что-то даром?

При таком прочтении Маск выглядел бы невеждой и хвастуном, а также расистом. Однако если рабочие истолкуют его твит подобным образом, они ответят, что они просто стремятся создать общество, в котором процесс производства контролируется демократическим путем и в котором продукт человеческого труда распределяется на основе равенства и человеческих потребностей, а не накопления огромного богатства немногими. Именно экспроприаторы, скажут они, должны быть экспроприированы, причем Маск в этом ряду будет одним из первых.