Протестующие осуждают показательное судилище над Джулианом Ассанжем в Олд-Бейли

От наших корреспондентов
10 сентября 2020 г.

7 сентября у здания Центрального уголовного суда Олд-Бейли в Лондоне собрались демонстранты, требуя освободить основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа.

К давним сторонникам этой кампании присоединились другие, приехавшие со всей Великобритании. Несмотря на трудности, связанные с COVID-19, некоторые из них прибыли из Швейцарии, Франции, Португалии, Соединенных Штатов и Австралии.

Среди плакатов были такие: «Тюрьма для военных преступников — Свобода Джулиану Ассанжу», «Не выдавать Ассанжа! Журналистика — это не преступление» и «Политзаключенный — истязаемый правительством Великобритании: нет экстрадиции».

Отец Ассанжа Джон Шиптон выступил с протестом с трибуны для ораторов напротив входа в суд. Поднеся телефон к микрофону, Шиптон включил саундтрек к опубликованному WikiLeaks в апреле 2010 года видео «Сопутствующее убийство», разоблачавшему военные преступления США в Ираке. Послышался шум американского вертолета «Апач» и голоса экипажа. Пилоты боевого вертолета запрашивают разрешение открыть огонь, и в ответ раздается леденящий душу ответ: «Зажгите их всех».

Джон Шиптон выступает у здания суда Олд-Бейли

«Точно так же, как вы слышали ложь о том, что у этих людей было оружие, — объяснил Шиптон, — та же самая ложь распространяется о Джулиане снова и снова. Вот уже 11 лет, как он избит до смерти. У Джулиана двое маленьких детей. Сегодня меня беспокоят права этих детей… на днях они смогли посетить [тюрьму строгого режима Белмарш], но им не разрешили обнять своего отца по правилам, согласно которым, если они коснутся друг друга, Джулиану придется провести две недели в самоизоляции, на карантине, в тюрьме — как будто обстоятельства недостаточно ужасны».

Джон Пилджер, журналист-расследователь и режиссер-документалист, сказал собравшимся: «Ассанж считает, что журналисты являются агентами людей, а не власти; что мы, люди, имеем право знать о самых темных тайнах тех, кто утверждает, что действует от нашего имени. Если власти лгут нам, мы имеем право знать. Если они говорят одно наедине и противоположное на публике, мы имеем право знать. Если они замышляют против нас заговор, как это сделали Буш и Блэр в Ираке, а потом притворяются демократами, мы имеем право знать».

Пилджер страстно осудил тех, кто позволил Госдепартаменту США развязать войну с Ассанжем и WikiLeaks: «Имперские штурмовики — это те, кто называет себя журналистами: большие звезды так называемого мейнстрима, особенно “либералы", которые намечают и патрулируют границы инакомыслия».

Джон Пилджер выступает у здания суда Олд-Бейли

«Именно это и произошло. Я работаю репортером уже более 50 лет и никогда не сталкивался с подобной клеветнической кампанией — сфабрикованной злостной клеветой в отношении человека, который отказался вступить в этот грязный клуб, который считает, что журналистика — это услуга обществу, а не тем, кто правит».

«Ассанж опозорил своих преследователей. Он раскрывал один скандал за другим. Он разоблачил фальсификацию войн, пропагандируемых средствами массовой информации, и убийственный характер американских войн, коррупцию диктаторов, зло Гуантанамо».

Пилджер продолжил: «Он разоблачил официальных правдолюбцев в средствах массовой информации как коллаборационистов — я бы назвал их “журналисты в стиле [режима] Виши”. Никто из этих самозванцев не поверил Ассанжу, когда он предупреждал, что его жизнь в опасности, что “секс-скандал” в Швеции был предлогом, а американская адская дыра была конечной целью. И он был прав, причем неоднократно».

Пилджер описал заседания в Олд-Бейли по поводу экстрадиции как «заключительный акт англо-американской кампании по похоронам Джулиана Ассанжа. Это не надлежащая процедура. Это — месть. Американское обвинение явно сфальсифицировано, это явный обман. До сих пор слушания напоминали их сталинские аналоги времен “холодной войны”».

Он продолжил: «Говорят, что бы ни случилось с Джулианом Ассанжем в ближайшие три недели, это уменьшит, если не уничтожит свободу прессы на Западе. Но какая пресса? Guardian? Би-би-си, New York Times, Washington Post Джеффа Безоса?

«Нет, журналисты в этих организациях могут дышать свободно. Иуды на страже, которые флиртовали с Джулианом, эксплуатировали его важную работу, нажили себе кучу денег, а потом предали его, им нечего бояться. Они в безопасности, потому что они необходимы».

Как Пилджеру, так и главному редактору WikiLeaks Кристину Храфнссону было отказано в доступе в здание суда.

Храфнссон сказал журналистам: «Меня не пустили в зал суда… мне предложили сесть на балконе с видом на другую комнату, где работали журналисты и смотрели видеоэкран, который я не мог видеть… я также почти ничего не слышал».

На вопрос о том, как он относится к тому, что его исключили из числа присутствующих в зале суда, Храфнссон ответил: «Как я себя чувствую, будучи представителем организации, находящейся здесь на суде вместе с Джулианом Ассанжем, а не сидя в зале суда? Я называю это абсолютной мерзостью… насколько я вижу, это тайный суд».

Журналисты МСВС побеседовали с демонстрантами у здания суда.

Агата

Агата сказала: «Я приехала из Германии, потому что дело Джулиана Ассанжа очень важно. Я за него, как за человека, за спасение его жизни, за свободу печати и свободу слова. Для всего мира важно, чтобы демократические ценности были поддержаны».

«Я стала активным защитником Ассанжа в феврале прошлого года, когда прочитала отчет Нильса Мельцера о клевете и лжи. Поэтому в феврале я приехала в Великобританию на слушания и демонстрацию перед тюрьмой Белмарш».

«Правительства США, Великобритании и Австралии преследуют Ассанжа за то, что он раскрыл их военные преступления. Он показал миру отвратительные преступления, совершенные ими в Ираке. Они хотят сделать из него показательный пример, запугать журналистов».

«Это должна быть международная борьба за освобождение Джулиана Ассанжа. Народы мира должны встать на защиту своей жизни, свободы слова, свободной журналистики и демократии».

Анна Прайс — педагог и психотерапевт. Она сказала: «Я абсолютно шокирована нападением на Джулиана Ассанжа и его права человека и на все наши права человека в этом деле, и я думаю, что Великобритания должна подняться и остановить это. Нам нужно общественное мнение, стоящее за Джулианом Ассанжем».

Анна

«Ассанжа преследуют, потому что они хотят скрыть от нас свои преступления в Ираке и Афганистане, а также коррупцию в правительстве. Это предупреждение для всех информаторов, журналистов или издателей, которые рассказывают нам о том, что происходит в мире».

Увидев, как Ассанжа выволокли из эквадорского посольства, сказала Анна, «я поняла, что в нашем обществе происходит что-то действительно ужасное. Я не могла поверить, что издателя и журналиста вот так арестовали. Больше всего меня потрясло то, что там была только одна камера, которая снимала это, одна камера! Так где же остальная пресса? Ты же знаешь, они все замолчали по этому делу. Я думаю, что общественное мнение невероятно важно, и с апреля 2019 года моей главной целью было попытаться повысить осведомленность о борьбе Джулиана Ассанжа и о том, как это влияет на всех нас».

Шерил, давний участник кампании в защиту Ассанжа, сказала: «Я думаю, что он не добьется справедливости. Это издевательский суд. Он все еще не может регулярно общаться со своими адвокатами… помните, он сказал, что “когда они закончат со мной, они придут и за вами”? Он также сказал, что США используют Великобританию в качестве вассального государства, чтобы заполучить его. Это именно то, что они хотели, чтобы заполучить его на основе ложных обвинений».

Шерил

«Против него не выдвинуто никаких обвинений, что отвечать на них. Они лгали по поводу обвинения в изнасиловании [состряпанном шведскими властями]. Когда обвинение в изнасиловании послужило своей цели, они выгнали его из посольства, и теперь они могут его пытать. Это всегда была мстительная кампания, чтобы напасть на этого парня и посадить его за то, что он осмелился разоблачить военные преступления. Ни больше, ни меньше».

«Судья Ванесса Барайцер имеет отношение к этому делу, что подрывает объективность всех ее решений. Ее там вообще не должно быть. Подозреваю, что этим судьей руководят США, и она делает то, что ей приказывают. Можно было бы ожидать нечто подобное в какой-нибудь маленькой южноамериканской стране. Правительство говорит о верховенстве закона, но ничто из того, что они делают, не связано с законом».

«Министр внутренних дел [Великобритании] Прити Пател отправилась в Израиль на правительственные средства, чтобы поболтать с кровожадным государством-изгоем. Ее никогда не преследовали. Борис Джонсон сбрасывает бомбы на Йемен, и он не был привлечен к ответственности. Но Джулиан Ассанж должен быть подвергнут пыткам, потому что он осмелился разоблачить их преступления».

«Средства массовой информации теперь — попугай государства. Они больше не являются пятой властью. Они — пятая колонна. Красиво одетые, но исполнители воли государства, занимающегося слежкой, государства-изгоя. Они просто делают то, что им говорят. Они здесь не для того, чтобы заниматься новостями и журналистикой. Они существуют, чтобы успокоить нас и заставить думать, будто мы получаем новости, но все это фальшивка».

«Лейбористская партия стала версией тори, и я заметила, что при Джереми Корбине произошло много плохого. Он никогда не вступался за своих сторонников. У Корбина был момент силы, и он мог бы рассказать своим сторонникам, тем же самым, которые привели его к победе, об Ассанже. В этой якобы демократической стране мы должны были бороться. Вместо этого он продолжал молчать».

«Когда они называли Корбина антисемитом, он знал, что это ложь. Но он не привлек [клеветников] к суду. Когда люди, которые поддерживали его, были брошены под каток, он позволил этому случиться, подобно тому, как поступали Кен Ливингстон, Марк Уодсворт и Крис Уильямсон. Он никогда не возражал. Теперь я вижу, как он выступает в “Твиттере”. Мы должны сказать ему: где ты был, когда был нашим лидером? Почему ты не выступал, когда был нашим лидером? Теперь ты снова стал маргиналом, теперь ты выступаешь. Это — трусость. Лейбористская партия — это двойник тори. Сейчас у нас нет оппозиции».

«Корбин очень сильно потерял из-за этого поддержку. Теперь он никогда ничем не будет, потому что люди видят в нем жалкого труса. То же самое произошло с Берни Сандерсом в США. У них был момент силы, но они это отбросили в сторону».

«Ассанж должен быть освобожден и получить компенсацию. Его преследуют за то, что он занимается журналистикой, той самой журналистикой, которой все они должны заниматься. Я надеюсь, что его никогда не экстрадируют в США, потому что это смертный приговор, США — это государство-изгой. Это международное преступное государство, которое не заботится ни о справедливости, ни о демократии, ни о свободе слова. Они очень рады видеть, как людей убивают на улицах, поэтому я говорю, что мы никогда не должны позволить этому человеку оказаться в Соединенных Штатах, никогда!»

Мартин Цукер, учитель истории на пенсии, сказал: «США, как говорится на моем плакате здесь, не имеют универсальной юрисдикции. Вот почему мы собрались здесь сегодня, чтобы добиться освобождения Джулиана Ассанжа от коррумпированной системы, “суда кенгуру”, который продолжается сегодня в этом здании».

Мартин Цукер

«Обвинения состоят в том, что он разоблачил военные преступления в Афганистане. Потому что они хотят заткнуть рот свободе слова. Они не хотят, чтобы их обвинили в военных преступлениях, вторжении в Ирак, в сговоре с Великобританией. СМИ управляются крупными корпоративными компаниями — Би-би-си и Sky News. Нет социалистических СМИ, где нам доступна свобода слова. Они хотят скрыть правду о том, почему они действуют с такой несправедливостью. Это индустрия сокрытия».

Эльза

Эльза сказала: «Мы здесь, чтобы поддержать и защитить Джулиана Ассанжа. Он величайший журналист нашего времени. Он был наказан за то, что сказал правду. Он подвергался жестоким преследованиям со стороны Соединенных Штатов и Соединенного Королевства».

«Они хотели скрыть военные преступления. Но Джулиан Ассанж предал гласности эти преступления, и мы, люди, должны знать об этом, потому что мы должны призвать наши правительства к ответу».

«Мы здесь потому, что это дело об экстрадиции очень несправедливо. Они не вершат правосудие. Они занимаются бизнесом, подчиняясь тому, чего хочет администрация Соединенных Штатов. Мы должны сражаться в этой исторической битве за освобождение Джулиана Ассанжа. Мы должны бороться, чтобы победить, или наши дети будут следующими. Если мы не защитим Джулиана Ассанжа, журналистика умрет. Истина мертва. Свобода прессы мертва».

«Средства массовой информации не представляют людей. Средства массовой информации существуют для того, чтобы представлять корпорации и богатых. Они только защищают свои зарплаты. Им наплевать на правду и на права многих людей, страдающих в Великобритании и по всему миру».

Элейн Грин

«Я уже давно поддерживаю Джулиана, — сказала Элейн Грин. — Я убеждена, что если нам не удастся изменить ситуацию, мы станем последними свободными людьми на планете, потому что ни одно из будущих поколений никогда не услышит правды ни о чем».

«Они никогда не услышат о зле, потому что зло будет скрыто, и это будущее, которое я не могу вынести. Все наши дети, наши внуки будут жить во тьме и зле, и я не готова идти на это без большой борьбы».

«Джулиан находится в заключении уже почти 10 лет, и все средства массовой информации, которые разбогатели на его разоблачениях дипломатических телеграмм, отшатнулись от него. Я не могу простить Guardian многих вещей, но это одно из самых больших. Это самая презренная, отвратительная газета. Им не хватает денег, и я надеюсь, что никто не даст им денег и не купит их газету».