Эннио Морриконе, один из величайших композиторов кино, умер в возрасте 91 года

Марк Уэллс
11 сентября 2020 г.

«В любви, как и в искусстве, постоянство — это всё. Я не знаю, есть ли любовь с первого взгляда или сверхъестественная интуиция. Я знаю, что есть постоянство, последовательность, серьезность, длительность... я думаю, что когда через сто, двести лет, они захотят понять, какими мы были, они откроют это благодаря музыке из кинофильмов». — Эннио Морриконе

Эннио Морриконе умер 6 июля в Риме в возрасте 91 года от травм, полученных в результате падения. Он, как один из величайших композиторов всех времен, несомненно, будет оплакиваться миллионами людей по всему миру. Его эмоциональные, вызывающие воспоминания и красочные темы оживили бесчисленные фильмы во время его плодотворной и уникальной музыкальной карьеры, продолжавшейся более 70 лет.

Морриконе написал музыку к 70 фильмам, которые были отмечены различными наградами. К 2016 году было продано более 70 миллионов записей его музыки. Первоначально его отождествляли, в частности, с фильмами Серджио Леоне, но, в конечном итоге, он работал со многими другими режиссерами. Среди них Пьер Паоло Пазолини, Джилло Понтекорво, Марко Беллоккьо, Дарио Ардженто, Дон Сигел, Джон Бурмен, Терренс Малик, Сэмюэл Фуллер, Роман Полански, Педро Альмодовар, Маргарета фон Тротта, Барри Левинсон, Оливер Стоун, Уоррен Битти и многие другие.

Эннио Морриконе в 2007 году (фото — Olivier Strecker)

Можно утверждать, что смерть Морриконе положила конец золотому веку итальянской музыки в кино. Среди его многочисленных наград и достижений были Почетная премия Академии 2007 года (присуждена только двум композиторам с 1928 года), шесть номинаций на кинопремию Оскар и одна победа (в 2016 году), три премии Грэмми, три Золотых глобуса, шесть премий BAFTA, одиннадцать премий «Серебряная лента» (ежегодная премия итальянского кино), десять премий Давида ди Донателло (еще одна ежегодная премия итальянского кино), почетная премия «Золотой лев» (Венецианский кинофестиваль), премия «Полярная музыка» (шведская международная музыкальная премия) и две премии Европейского кино.

Музыка Морриконе прочно вошла в сознание мировой аудитории. Она сопровождала и наполняла жизнь и опыт целых поколений, начиная с непосредственных последствий Второй мировой войны и до дня его смерти. Как таковой, он был в то же время продуктом исторического периода, в котором итальянское кино сыграло значительную роль.

Морриконе родился в Риме в 1928 году, когда Италия переживала фашистскую эру Муссолини. Его музыкальное формирование происходило в период, в течение которого итальянские кинематографисты определяли и развивали новую тенденцию — неореализм. Начиная с середины 1940-х годов, такие режиссеры как Роберто Росселлини, Лукино Висконти, Витторио Де Сика и Джузеппе Де Сантис уделяли значительное внимание рабочему классу и беднякам.

После двух десятилетий ужасов фашизма и империалистической войны возрождение гуманистической чувствительности стало художественной необходимостью. Это качество оказало глубокое влияние на творческое сознание композитора и может быть найдено в основе его мелодий, которые раскрывают собственные человеческие сопереживания Морриконе.

Диапазон творчества Морриконе очень широк и варьируется от музыки к фильмам до классической и популярной музыки. Начав сочинять музыку с 1946 года, он написал за свою творческую жизнь немало значительных современных классических произведений, в том числе четыре концерта, оперу и многочисленные камерные и хоровые произведения. Нет сомнений, что его музыкальное мастерство было замечательным. В итоге он написал более 100 классических произведений.

Булворт (1998)

Тем не менее его классические композиции никогда не доходили до такого уровня популярности и признания, какого достигли, к его большому разочарованию, сочиненные им музыка к кинофильмам и популярная музыка. Леонард Бернстайн, как и многие другие композиторы, достигшие огромных успехов в области популярной музыки, чувствовал себя обязанным продемонстрировать, что может создавать произведения, которые музыкальные критики могли бы воспринять как «серьезную музыку». Проблема, с которой столкнулся Морриконе (а также Бернстайн), заключалась в том, что те качества, благодаря которым их музыка сделалась настолько популярной, — сильное эмоциональное сопереживание, нашедшее выражение в великолепном мелодизме, — не представляли интереса для академически ориентированных критиков. Тем не менее «серьезной» музыке Морриконе (как, например, и музыке Бернстайна), несмотря на то, что она была технически превосходна и одобрена критиками, явно не хватало отличительного самобытного голоса, который понравился бы миллионам.

Здесь есть к тому же еще одна проблема. Вдохновение приходит к человеку в разных формах, и визуальное искусство (в частности, кино) может быть отличным его источником. В отсутствие такого побудительного фактора у композитора часто возникают трудности с поиском вдохновляющего источника идей. Другими словами, в музыкальном и эмоциональном плане написание музыки к кинофильму может быть для некоторых композиторов более подходящей задачей, чем придание музыкального выражения более абстрактно задуманной реальности. Это, однако, ни малейшим образом не умаляет достижений Морриконе в музыке к кинофильмам. Он более блестяще, чем даже его величайшие современники (Нино Рота и Элмер Бернстайн), смог разработать тематический материал и идеи мелодизма, которые уловили эмоциональную сущность визуально представленной драматической ситуации.

Первым фильмом маэстро, после которого он получил большое признание, был фильм Лучано Сальце под названием Фашист (Il Federale), снятый в 1961 году. Это стало началом его самого успешного периода художественного творчества. В конечном итоге, можно насчитать более 500 кино- и телевизионных названий, в которых фигурирует имя Морриконе, что указывает на еще один аспект его таланта: его удивительную продуктивность.

Мелодизм неизменно являлся самой выдающейся характерной чертой его сочинений. В музыке Морриконе часто поражает его «голос», тот отличительный голос Морриконе (или звук), который обладает уникальной способностью подключаться к универсальной чувственности. На самом деле, его творческое дарование к сочинению музыкальных тем и мотивов (За пригоршню долларов, Хороший, плохой, злой) часто привносило в достаточно средние или даже посредственные фильмы значительные чувственные переживания, доходившие до такой степени, что музыка превосходила сами фильмы, а зрители часто запоминали их по партитуре.

Несомненно, сотрудничество Морриконе с Серджио Леоне, легендарным режиссером итальянских вестернов, стало поворотным моментом в его карьере и помогло снять серию фильмов, получивших международное признание. Фильмы «Долларовой трилогии» — За пригоршню долларов (1964), На несколько долларов больше (1966), Хороший, плохой, злой (1966) и Однажды на Диком Западе (1968), — определили жанр и завоевали огромную популярность. Отличительной четой этих фильмов была музыка и использование в ней уникальных инструментов, в том числе человеческого свиста.

Новый кинотеатр «Парадизо» (1988)

Сила таланта Морриконе на самом деле не ограничивалась глубиной его композиций, она также выражалась в многообразии оттенков, универсальности и даже в привнесенном комическом элементе. В его музыкальных композициях к вестернам присутствует большой юмор, ирония и пафос, благодаря которым малобюджетные фильмы смогли подняться до мирового уровня. Действительно, нет ничего необычного в том, что композиторы наиболее выразительны в условиях нехватки денег.

Сотрудничество с Леоне продолжалось до самой смерти режиссера в 1989 году. Их последним совместным проектом стал фильм Однажды в Америке (1984), тема  и саундтрек которого создают уникальное и запоминающееся звуковое изображение сложного периода в истории США.

Как отмечалось выше, Морриконе развивал значимое художественное сотрудничество с другими выдающимися режиссерами, такими как Бернардо Бертолуччи, Пьер Паоло Пазолини, Джилло Понтекорво и Серджио Корбуччи. Некоторые из снятых ими фильмов имеют явный политический или социальный контекст, включая такие фильмы как Перед революцией (1964) и Двадцатый век (1976) Бертолуччи, Птицы большие и малые (

Ястребы и воробьи) Пазолини (1966), историческую драму Битва за Алжир Понтекорво (1966) и Сакко и Ванцетти (1971) Джулиано Монтальдо.

Хотя Морриконе сознательно оставался вне сферы прогрессивной политики и поддерживал христианских демократов (позже — Демократическую партию), нет никаких сомнений в том, что социальная атмосфера 1960-х и 70-х годов, особенно среди художественных слоев, оказала существенное влияние на его творческую восприимчивость.

Его музыкальные и интеллектуальные качества, в которых выразилась тяга к состраданию, пониманию и сочувствию к другим людям, не были только лишь продуктом его религиозной веры. В значительной степени они явились результатом изменений в социальных отношениях и его собственных художественных ассоциациях, развивавшихся в течение нескольких взрывных десятилетий, характерной чертой которых была массовая борьба и социальные конфликты.

В 2016 году в интервью газете Corriere della Sera Морриконе признавал такое влияние: «Я никогда не был коммунистом или социалистом... Итальянское кино было все левое... С Серджио Леоне мы никогда не обсуждали политику, но Duck, You Sucker! (За пригоршню динамита) — это политический фильм о терроризме и революции».

Какими бы ни были его политические взгляды, его художественный гений имел широкую международную привлекательность. Благодаря языку музыки, напевной последовательности нот (мелодии), их взаимосвязи (гармонии) и временным интервалам (ритму) он смог найти контакт с массовой аудиторией. Кроме того, его музыковедческие знания были в состоянии выразить глубокие эмоции с помощью этнических или национальных инструментов.

Конечно, в первую очередь на ум приходит композиция из фильма Битва за Алжир, в партитуре которой звуки таблы, кракеба [похожий на кастаньету инструмент] и пение муэдзина используются, чтобы подчеркнуть конфликт между угнетенными массами алжирцев и французскими колониальными военными. В результате возникает ошеломляющее чувство напряженно бьющегося сердца.

Начиная с 1970-х годов у Морриконе постепенно расширялись связи с голливудским кино. Одним из его замечательных талантов была способность сочинять музыку в самых разных жанрах: художественный фильм (Дни жатвы, 1978), ужасы (Изгоняющий дьявола II, 1977), историческая драма (Миссия, 1986) и криминальная драма (Неприкасаемые, 1987).

Некоторые из его музыкальных тем были настолько сильны, что впоследствии были превращены в популярные песни. Так обстоит дело с мелодией Gabriel`s Oboe из фильма Миссия, которая была записана как песня Сарой Брайтман, а также певцами Il Divo, Джеки Иванко (Jackie Evancho) и The Tenors.

Однажды на Диком Западе (1968)

Но сила саундтрека Миссии (номинированной на премию Оскар), как и во всех других случаях, заключалась не просто в теме. Сложный исторический фон фильма, конфликт между Испанией и Португалией в Латинской Америке, тяжелое положение и страдания коренного народа гуарани и коварная роль иезуитов, — все это произвело на Марриконе глубочайшее воздействие.

Первоначально он не решался принять предложение написать музыку к этому фильму, особенно после первого показа, однако продюсер Фернандо Гиа настойчиво указывал на то, что мы в «долгу перед обществом. Мы развлекаем его, но мы также должны предоставлять ему пищу для размышлений». Партитура, мастерски написанная Морриконе, была создана не только из уважения к пожеланиям продюсера; своими музыкальными очертаниями она создает яркие ощущения исторического периода, который потребовал огромного понимания человеческих страданий. В 2013 году Австралийская радиовещательная корпорация поместила эту музыку на первое место в рейтинге из 100 музыкальных произведений, ставших музыкальной классикой в кино.

Точно так же тема для фильма Новый кинотеатр «Парадизо» (1988) режиссера Джузеппе Торнаторе, также тесно сотрудничавшего с Морриконе, была превращена в песню и записана такими певцами, как Джош Гробан, Андреа Бочелли, Кэтрин Дженкинс и другими.

В 2016 году он получил премию Оскар за фильм Квентина Тарантино Омерзительная восьмерка. Это, пожалуй, самый яркий случай, когда музыка сделала плохой фильм несколько терпимым. Использование Морриконе низкотембровых деревянных духовых инструментов добавило музыкальному оформлению фильма класс и тональное разнообразие, которых у Тарантино никогда не было.

Необычный талант, такой как Эннио Морриконе, не может быть описан в одном некрологе, и слишком много замечательных саундтреков не упоминаются здесь должным образом или даже остались совсем без упоминания. Автор надеется, что те, кто менее знаком с его огромным вкладом в мир кино и музыки, захотят после прочтения этой статьи более близко познакомиться с творчеством этого непревзойденного композитора.