Работники здравоохранения Южной Африки бастуют на фоне усиления оппозиции правительству АНК

Стивен Маккой
14 сентября 2020 г.

На прошлой неделе медицинские работники провели митинг в Претории и Кейптауне против плохих условий труда и коррупции в правительстве при закупке средств индивидуальной защиты (СИЗ). Митингующие говорили, что отсутствие средств индивидуальной защиты ставит под угрозу жизнь медицинских работников.

Их опасения оправданы. Согласно официальным данным за последний месяц у более 27 300 медицинских работников тесты дали положительный результат, а 230 умерли от этой болезни. В Южно-Африканской Республике зарегистрировано самое большое количество случаев COVID-19 в Африке — почти 640 тысяч и почти 15 тысяч смертей. Практика тестирования в стране остается на крайне низком уровне, в результате чего истинный масштаб распространения пандемии неизвестен, что позволяет вирусу распространяться бесконтрольно.

В Претории медицинские работники провели демонстрацию перед офисом президента Африканского национального конгресса (АНК) Сирила Рамафосы, расположенного в здании профсоюза. Они несли плакаты с надписями «Спасибо рядовым работникам» и «Уберите коррумпированных чиновников». Это стало частью волны протестов и забастовок государственных служащих.

Сирил Рамафоса [Источник: Tasnim News Agency]

Национальный профсоюз работников образования, здравоохранения и смежных областей (NEHAWU), один из крупнейших профсоюзов государственного сектора в стране, угрожает вывести на забастовку 240 тысяч государственных служащих, если правительство не выполнит его требования. Они включают в себя усиление защиты от COVID-19, дополнительные выплаты за работу в опасных условиях рядовым работникам, а также повышение заработной платы, которое должно было быть проведено еще в апреле. Забастовка нанесет серьезный ущерб системе здравоохранения страны в условиях, когда ежедневно регистрируются 2 тысячи новых случаев заболевания.

Работники Национальной лабораторной службы здравоохранения ЮАР (NHLS) планировали 28 августа провести общенациональную забастовку из-за низкой оплаты труда, невыполнения ранее достигнутых договоренностей и отсутствия средств индивидуальной защиты, но им было отказано в этом постановлением суда по трудовым спорам, в котором они были признаны работниками жизненно важной сферы. Медицинские работники NHLS проводят диагностические тесты для пациентов системы государственного здравоохранения, в том числе на COVID-19, ВИЧ и туберкулез.

Согласно постановлению суда, члены NEHAWU нарушили бы закон, если бы выдвинули требование или спровоцировали забастовку или иное поведение в соответствии с их требованиями. После этого администрация NHLS может обратиться к полиции Южной Африки, чтобы заставить их вернуться к работе. Медицинские работники NHLS мужественно объявили забастовку, игнорируя решение суда.

Работники сообщили южноафриканской газете Daily News, что NHLS не соблюдала правила безопасности в связи с COVID-19, и что это подвергало сотрудников риску заражения вирусом. Они заявили: «На некоторых объектах не предусмотрены меры безопасности, и мы подвергаемся опасности. Мы хотим, чтобы департамент решил этот вопрос, в том числе давно просроченную прибавку к зарплате. Мы не получаем надбавки за риск и бонусы. Повышение заработной платы должно было быть произведено 1 апреля в соответствии с постановлением № 1 от 2018 года».

Руководство NEHAWU отменило забастовку, несмотря на то, что пресс-секретарь Хая Ксаба сообщил СМИ, что забастовка стала началом «бессрочной забастовки». Работники говорят, что они все еще планируют присоединиться к объявленной общенациональной забастовке.

Конгресс южноафриканских профсоюзов (COSATU) призвал к проведению 7 октября всеобщей забастовки в знак протеста против коррупции, неспособности правительства защитить рабочих во время кризиса COVID-19 и его планов по сокращению заработной платы в государственном секторе на 10 миллиардов долларов в течение следующих трех лет в связи с пандемией. Ожидается, что дефицит бюджета в этом году составит 16 процентов ВВП, даже несмотря на то, что ЮАР получила кредит в размере 4,3 миллиарда долларов от Международного валютного фонда.

Профсоюзы были вынуждены объявить общенациональную забастовку в связи с продолжающимся кризисом, связанным с реакцией правительства на пандемию, ростом бедности, жестокости полиции и протестом против коррупции в правительстве.

Пандемия стала усиливаться после того, как правительство АНК организовало возвращение к работе, отменив один из самых строгих карантинов в мире, а также относительно широкомасштабный режим тестирования, предназначенный для предотвращения распространение вируса. Карантинные меры проводились с участием полиции, действовавшей с чрезвычайной жестокостью, — в расчете на душу населения в Южной Африке было зарегистрировано больше убийств, совершенных полицией, чем в США.

В настоящее время правительство в значительной степени отказалось от любых попыток остановить распространение вируса, переведя страну на «Уровень 2» изоляции, поскольку оно спешит «открыть» экономику и поддерживает политику «стадного иммунитета».

Как и правительства по всему миру, правительство Южной Африки заставляет учителей и учеников возвращаться в классы, чтобы тем самым заставить родителей вернуться на работу и приносить прибыль транснациональным корпорациям и южноафриканской буржуазии, что ведет к росту числа заражений. 6 июля школы вновь открылись для детей после того, как они были закрыты почти на четыре месяца. Однако через три недели Рамафоса приказал снова закрыть их, так как в стране пошло резкое увеличение числа случаев заболевания до более чем 10 тысяч в день. Тем не менее 24 августа школы снова открылись для большинства возрастов.

Департамент образования предоставил минимум ресурсов для безопасного открытия школ, если они вообще были предоставлены, требуя только, чтобы школы были загружены на 50 процентов, а учащиеся посещали их поочередно, чтобы обеспечить социальное дистанцирование. Это еще больше усугубит трудности и без того ужасно проблемной системы образования и не позволит реализовать эту схему в таких провинциях, как Гаутенг, где находятся Претория и Йоханнесбург, и где, по меньшей мере, 1,5 миллиона учащихся должны вернуться в учебные классы.

Профсоюзы не оказали никакого сопротивления планам правительства, выразив лишь обеспокоенность тем, что поспешное и преждевременное возобновление работы спровоцирует оппозицию и сопротивление среди родителей, учащихся и учителей. Их страх состоит в том, что этот оправданный гнев они окажутся не в состоянии сдерживать.

Пандемия COVID-19 усугубила социальную, экономическую и политическую ситуацию в стране. Рамафоса стал президентом в 2018 году, после четырех лет работы вице-президентом при президенте Джейкобе Зуме. Этот миллиардер и бывший лидер Национального профсоюза горняков (NUM) пришел к власти, называя коррупцию препятствием для международных капиталовложений. Мировая финансовая олигархия и правящая элита ЮАР приветствовали его как человека, обеспечившего столь необходимое обновление фасада для южноафриканского капитализма, который находился под гнетом безудержной коррупции во главе с Зумой. Однако, пандемия COVID-19 разоблачает Рамафосу и его администрацию, вскрыв их собственную коррумпированность и продажность.

Последние обвинения в коррупции и взяточничестве касаются государственных контрактов на поставку медицинского оборудования, товаров и услуги для борьбы с пандемией COVID-19 на сумму 295 миллионов долларов, а также завышения цен на товары потребительской корзины в ЮАР. В число предполагаемых бенефициаров этих контрактов входят компании, принадлежащие супругу Хуселы Дико, являющейся пресс-секретарем Рамафосы, деятельность которых была временно приостановлена. Ее муж получил контракт на 7,6 миллиона долларов на поставку медицинского оборудования в департамент здравоохранения провинции Гаутенг. Бандиле Масуку, министр здравоохранения провинции Гаутенг, был вынужден уйти в отставку после обвинений в его причастности к закупкам предметов медицинского назначения в обход установленных правил. Сыновья нечистого на руку генерального секретаря АНК Эйса Магашуле также были вознаграждены раздутыми контрактами.

Разоблачения угрожали спровоцировать полномасштабную борьбу фракций внутри АНК, когда бывший президент Зума обвинил Рамафосу в угрозе уничтожения АНК. Тони Йенгени, высокопоставленный член партии, близкий к фракции Зумы, призвал Рамафосу уйти в отставку, обвинив его в получении взяток с целью удержания своего поста. Высшее руководство Национального исполнительного комитета АНК вызвало Рамафосу в комитет по неподкупности в связи с утверждениями о том, что он получил почти 25 миллионов долларов в личный предвыборный фонд от деловых кругов и промышленников во время своей президентской кампании.

Опасаясь взрыва в рабочем классе, руководство АНК решило сплотить свои ряды и выступило на стороне Рамафосы, назвав обвинения фракции Зума «срежиссированными». В настоящее время обвинения предъявлены нескольким компаниям, а Отдел специальных расследований (SIU) взялся за расследование 658 контрактов, связанных с закупками в связи с COVID-19.