Русский

Инаугурация 2021 года: На краю пропасти

В марте 1933 года Франклин Делано Рузвельт, начиная свой первый президентский срок в разгар Великой депрессии, заявил в инаугурационной речи: «Единственное, чего мы должны бояться, — это самого страха». В день инаугурации 2021 года такая фраза показалась бы слушателям не оптимистичной, а, скорее, бредовой. Стоя за кафедрой, президент Байден увидит перед собой пустое и безмолвное поле, окруженное солдатами и заполненное водруженными флагами, которое гораздо больше напоминает кладбище, чем историческое место общественного ликования. Если бы он тем не менее попытался принять позу Рузвельта, Байдену пришлось бы изменить знаменитую фразу, которая теперь звучала бы так: «Единственное, чего мы должны бояться, — это действительности».

Каковы основные элементы этой действительности?

Военные охраняют один из контрольно-пропускных пунктов вокруг Капитолия, поскольку меры безопасности были усилены в преддверии инаугурации избранного президента Джо Байдена и вице-президента Камалы Харрис. Вторник, 19 января 2021 года, Вашингтон. (Фото AP/John Minchillo)

Во-первых, американская политическая система столкнулась с величайшим кризисом со времен Гражданской войны. Инаугурация происходит спустя всего две недели после фашистского восстания 6 января, целью которого было остановить утверждение Конгрессом победы Байдена в результате голосования коллегии выборщиков.

Человек, глубоко вовлеченный в подстрекательство и руководство попыткой переворота, Дональд Трамп пропустит мероприятия 20 января. Впервые уходящий президент бойкотирует инаугурацию своего преемника с момента ухода с поста Эндрю Джонсона в 1869 году. Однако среди сенаторов-республиканцев и конгрессменов, которые будут присутствовать на церемонии, есть те, кто помогал и обеспечивал политическое прикрытие восстанию.

Во-вторых, инаугурация происходит на следующий день после того, как официальное число погибших от коронавируса в США превысило 400 тысяч человек, а число новых случаев заболевания продолжает расти. Каждый день умирает около четырех тысяч человек. Больницы переполнены по всей стране. Морги ослабляют ограничения, чтобы обеспечить более быструю кремацию умерших. Поскольку начал распространяться новый и более заразный штамм вируса, ученые предполагают, что к середине следующего месяца число умерших превысит полмиллиона.

В-третьих, новая администрация Байдена столкнулась с непреодолимым экономическим кризисом, который чрезвычайно усилился из-за пандемии. За последний год финансовые рынки вместе с богатством капиталистических олигархов поднялись на небывалую высоту. Они подпитываются бесконечным притоком денег от Федеральной резервной системы и глобальных центральных банков — по сути, масштабным и исторически беспрецедентным накоплением долга, который должен быть погашен. В то же время десятки миллионов людей остались без работы, а сотни тысяч малых предприятий уничтожены.

Соединенные Штаты — эпицентр глобального кризиса апокалиптических масштабов. По иронии судьбы, накануне инаугурации Байдена Всемирный экономический форум опубликовал свой «Доклад о глобальных рисках 2021», который представляет собой мрачное резюме нынешней ситуации:

«Непосредственные человеческие и экономические издержки COVID-19 очень велики. Они грозят свести на нет долголетний прогресс в деле сокращения масштабов нищеты и неравенства [sic] и еще больше ослабить социальную сплоченность и глобальное сотрудничество. Потеря рабочих мест, растущий разрыв между подключенными к интернету и не подключенными (digital divide), нарушение социального общения и резкие изменения на рынках могут привести к ужасным последствиям и утрате возможностей для значительной части населения планеты. Последствия — в виде социальных волнений, политической фрагментации и геополитической напряженности, — будут определять эффективность наших ответных мер на другие ключевые угрозы следующего десятилетия: кибератаки, оружие массового уничтожения и, прежде всего, изменение климата».

Вряд ли инаугурационная речь Байдена сошлется на этот доклад. Но перед лицом глобального и американского кризиса возможности, доступные новому президенту, что бы он там ни заявил, ограничены социальными интересами правящего класса. Байден — представитель класса, который не потерпит никакой реакции на кризис, подрывающий его финансовые и экономические интересы. Ответ администрации Байдена на пандемию будет состоять в лучшем случае из неэффективных полумер, которые мало что сделают для того, чтобы вовремя остановить распространение вируса и предотвратить гибель еще ста тысяч или более американцев.

Центральной темой инаугурационного выступления Байдена станет «единство». В чем истинный смысл этого лозунга? Байден опасается, что политический кризис, переросший в яростную атаку на Конгресс, обнажил глубокие и опасные разногласия внутри государственного аппарата и правящего класса, которые угрожают выживанию политической системы, базирующейся на капитализме. Байден стремится к единству внутри правящего класса на фоне того, как тот сталкивается со все более беспокойным и воинственным рабочем классом. Когда он сядет рядом с сенатором Макконнеллом на церковной службе перед церемонией приведения к присяге, Байден, возможно, шепнет на ухо своему старому другу: «Если мы не будем держаться вместе, нас повесят врозь» (hang together — hang separately).

Именно поэтому Байден и демократы выступают против серьезного расследования событий 6 января. Они не заинтересованы в разоблачении участия высокопоставленных членов Республиканской партии в попытке отменить выборы и установить диктатуру. Они не хотят подрывать авторитет своих «коллег-республиканцев», сообщников Трампа, не говоря уже о том, чтобы требовать их ареста и привлечения к ответственности.

С точки зрения своей программы и политики администрация Байдена будет выполнять требования Уолл-стрит. Правительственный кабинет реакционеров и приверженцев политического истеблишмента правящего класса — цинично прикрываемый политикой идентичности — одним своим составом показывает, какова его ориентация и планы.

Но несмотря на попытки создать видимость обновления и надежды, среди более честных и проницательных наблюдателей широко распространено мнение, что хороших решений нет. Комментируя то, что он описывает фразой: «Американская республика на волоске от смерти», — обозреватель газеты Financial Times Мартин Вольф отвергает попытки преуменьшить масштабы кризиса, разразившегося в Вашингтоне:

«Вот что произошло. Президент США Дональд Трамп месяцами без доказательств утверждал, что его нельзя победить на честных выборах. Вполне логично, что он посчитал причиной своего поражения сфальсифицированные выборы. Четверо из пяти республиканцев по-прежнему согласны с этим. Президент оказал давление на чиновников, чтобы они отменили результат голосования в своих штатах. Потерпев неудачу, он попытался запугать своего вице-президента и Конгресс, чтобы они отвергли голоса избирателей, представленные штатами. Он спровоцировал нападение на Капитолий, чтобы заставить Конгресс сделать это. Около 147 членов Конгресса, включая восемь сенаторов, проголосовали против результатов голосования штатов. Короче говоря, господин Трамп предпринял попытку государственного переворота. Хуже того, подавляющее большинство республиканцев согласны с его доводами…

Оптимисты должны согласиться, что, к радости деспотов по всему миру, настал очень плохой момент для всемирного авторитета американской республики. Но они могут утверждать, что республика, пройдя испытание огнем, теперь снова готова обновить свои обещания как дома, так и за рубежом, как это было в 1930-е годы, при Франклине Рузвельте, в еще более опасное время, чем сегодня. Увы, я в это не верю».

Пессимистическая оценка Вольфом ситуации, в которой оказалась новая администрация, вполне оправдана. Американская финансовая олигархия, столкнувшись с неуклонным ухудшением своего глобального положения, располагает ограниченными ресурсами для смягчения своих гангренозных социальных противоречий. За последние четыре года государственный долг США вырос с $ 7 трлн до $21,6 трлн. Более того, цена финансирования этого огромного долга будет расти по мере того, как будет нарастать давление с требованием повысить процентные ставки для предотвращения обвала доллара.

Какими бы ни были вызывающие симпатию жесты, сделанные Байденом в день инаугурации, они будут отменены усиливающимся кризисом.

Более того, глобальные приоритеты американского империализма — сосредоточенные на противодействии китайским и европейским вызовам глобальной гегемонии США — потребуют продолжения огромных расходов на военные операции. Эти императивы будут налагать самые жесткие ограничения на то, что останется для социальных расходов.

Рабочие и молодежь должны избегать иллюзий относительно того, что новая администрация Байдена намерена сделать, не говоря уже о том, что она способна сделать.

Ответ рабочего класса должен начинать с понимания того, что без фронтальной атаки на богатство господствующего класса капиталистов пути вперед нет. Защита демократических прав и противостояние фашистской диктатуре, прекращение массовых смертей, вызванных преступной реакцией правящего класса на пандемию, ликвидация нищеты и эксплуатации, прекращение войны и деградации окружающей среды, — все это требует экспроприации богатств олигархов и экспроприации гигантских банков и корпораций.

В то время как правящий класс смотрит на действительность со страхом, рабочий класс должен видеть в ней не только опасности, проистекающие из кризиса капитализма, но и революционный потенциал, порождаемый этим кризисом. Для реализации этого потенциала требуется его самостоятельное вмешательство в события посредством всемирной борьбы за социализм.

Loading