Русский

Завершены раскопки на месте массовых захоронений расстрелянных времен сталинского Большого террора

20 мая Музей истории ГУЛАГа в Москве открыл информационный центр в «Коммунарке» — печально известном месте вблизи российской столицы, где во время сталинского террора ГПУ проводились массовые захоронения расстрелянных. Посетители могут осмотреть прилегающую территорию, познакомиться с историей этого места и усилиями по раскопке могил.

Вход в «Коммунарку»

Археологи и историки только недавно завершили работу по обнаружению и раскопкам останков 6609 человек, казненных и захороненных там в период с 1937 по 1941 год. Большинство из них — жертвы Большого террора 1936–1938 годов, в ходе которого сталинистская бюрократия уничтожила практически все кадры большевистской партии, осуществившей Октябрьскую революцию 1917 года. Была убита большая часть активистов Третьего Коммунистического Интернационала (Коминтерна), основанного в 1919 году под руководством большевиков.

Бюрократия, совершившая эти преступления, являлась привилегированной кастой внутри рабочего государства. Она возникла в условиях международной изоляции и относительной экономической отсталости страны. Возглавляемая Иосифом Сталиным, эта паразитическая элита вступала во все более прямой конфликт с интернациональной и эгалитарной программой Октябрьской революции 1917 года и социалистическими устремлениями советского рабочего класса. Основываясь на националистической программе «социализма в одной стране», партийная фракция вокруг Сталина предавала одну рабочую революцию за другой, прежде всего в Германии и Китае.

Националистическому предательству мировой революции сталинизмом противостоял Лев Троцкий, который вместе с Лениным руководил революцией 1917 года. В 1923 году он сформировал Левую оппозицию. В 1938 году, после сокрушительного поражения немецкого рабочего класса и прихода к власти нацизма в 1933 году — прямого результата катастрофической политики сталинизированного Коминтерна — Троцкий основал Четвертый Интернационал.

В ходе трех Московских процессов 1936–1938 годов видные лидеры революции были обвинены в чудовищных преступлениях. После периода многообразных пыток их заставили давать ложные публичные признания в своей предполагаемой «контрреволюционной» деятельности.

История «Коммунарки»

«Коммунарка» стала могилой для некоторых из самых известных жертв судебных процессов. Она дает представление о масштабах террора, унесшего жизни, по меньшей мере, 700 тысяч человек. Среди тех, кто был расстрелян и похоронен здесь:

• Николай Бухарин [https://www.wsws.org/ru/articles/2020/10/14/cohe-o14.html] (1888–1938) и Алексей Рыков (1881–1938). Оба они были руководящими членами большевистской партии в 1917 году, а затем вошли в недолговечную «Правую оппозицию» 1928–29 годов. Их обвинили в контрреволюционной деятельности и приговорили к смертной казни на Третьем Московском процессе 1938 года.

• Лев Левин (1870–1938), кремлевский врач, лечивший выдающихся советских деятелей политики и культуры, в том числе Владимира Ленина, Феликса Дзержинского и писателя Максима Горького. Он тоже был одним из подсудимых на Третьем Московском процессе.

• Николай Крестинский (1883–1938), член Центрального комитета большевиков в 1917 году и один из секретарей Центрального комитета партии в 1919–20 годах. Крестинский был сторонником Левой оппозиции с 1923 по 1928 год. Его тоже судили на Третьем Московском процессе.

Николай Крестинский (справа) с Георгием Чичериным в Берлине в 1925 году

• Владимир Антонов-Овсеенко (1883–1938), руководивший штурмом Зимнего дворца в октябре 1917 года. Как и Крестинский, Антонов-Овсеенко был видным членом Левой оппозиции в 1920-х годах и одним из подписантов ее основополагающего документа — «Заявления 46-ти». Он капитулировал перед сталинизмом вскоре после своего исключения из большевистской партии в декабре 1927 года. Позже он сыграл позорную роль в проведении вредительской сталинской политики в Гражданской войне в Испании в 1936–37 годах. Из Испании его вызвали в Москву и расстреляли 10 февраля 1938 года.

• Валериан Осинский-Оболенский (1887–1938), большевик с 1907 года и экономист по образованию, ставший первым главой Высшего совета народного хозяйства Советского Союза после захвата власти в 1917 году. «Демократический централист» в 1920–21 гг., он поддерживал Левую оппозицию в 1923–24 годах, но вскоре порвал с ней. Осинский продолжал играть ведущую роль в различных экономических и плановых институтах, а до своей казни работал директором Института истории науки и техники АН СССР.

Валериан Осинский-Оболенский

• Борис Малкин (1891–1938), бывший лидер левых эсеров, примкнувший к большевикам в 1918 году. Он участвовал в создании первых аудиозаписей выступлений Ленина, а позже стал значимой фигурой в советской культурной жизни. Он работал вместе с поэтом Сергеем Есениным, дружил с поэтом Владимиром Маяковским, редактировал различные журналы и помогал Всеволоду Мейерхольду в его театре в 1920-е годы.

• Турар Рыскулов (1894–1937) и Кайхисиз Сардарович Атабаев (1887–1938), оба ведущие коммунисты Туркменистана.

• Григорий Гринько (1890–1938), ведущий украинский коммунист, который ранее был в руководстве Украинской партии социалистов-революционеров (боротьбистов). Он был наркомом финансов Советского Союза с 1930 по 1937 год.

• Павел Цветков (1906–1938), болгарский коммунист, член ЦК болгарского Комсомола, затем эмигрировал в Советский Союз, где работал на московском заводе.

Борис Малкин

Среди других расстрелянных: члены Коммунистических партий Китая и Кореи, студенты московских университетов, рабочие различных заводов Москвы и ее окрестностей, ученые, экономисты и литературные деятели. «Коммунарка» также стала крупным местом захоронения расстрелянных красных командиров во время чисток Красной армии. Здесь захоронены десятки высокопоставленных командиров. Многие из них были выдвинуты Троцким во время Гражданской войны. Обезглавливание Красной армии имело разрушительные последствия, когда нацисты вторглись в Советский Союз несколько лет спустя, в июне 1941 года. В ходе войны погибло, по меньшей мере, 27 миллионов советских граждан.

Полигон «Коммунарка» располагался на территории роскошной загородной резиденции Генриха Ягоды, давнего руководителя НКВД (советской секретной службы). Он сыграл зловещую и руководящую роль в организации Большого террора, прежде чем пришла очередь «чистки» его самого и его окружения в 1938 году. Он тоже захоронен в «Коммунарке». Само это место перестало быть секретным осенью 1991 года, всего за несколько месяцев до того, как сталинистская бюрократия окончательно ликвидировала Советский Союз.

В течение десятилетий точное местоположение захоронений оставалось неизвестным, как и в случае многих других мест массовых расстрелов и захоронений времен Большого террора. В приказе НКВД «Об антисоветских элементах» [полное название — «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», 30 июля 1937 г1937 г.], положившем начало самой масштабной по числу жертв стадии Большого террора, подчеркивалось, что казни должны проводиться «с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение». Расположение этого и других мест массовых захоронений казненных было «государственной тайной», и документальные свидетельства о них систематически уничтожались.

Добровольцы и историки проводили полевые работы в окрестностях «Коммунарки», начиная с 2012 года, но точное местоположение захоронений в течение многих лет не удавалось установить. Профессиональные исследования с участием археологов и историков начались только в 2018 году по инициативе Музея истории ГУЛАГа. Окончательная идентификация массовых захоронений стала возможной, когда историки обнаружили в национальном архиве США фотографии воздушной разведки, сделанные немецким Люфтваффе 26 августа 1942 года.

Это исследование проводилось в политической и культурной обстановке, когда в СМИ и академических кругах преобладают усилия российского государства по новой фальсификации истории Октябрьской революции, восхвалению сталинизма и оправданию самой гнусной антисемитской клеветы на лидеров революции, прежде всего Льва Троцкого. Правительство России тайно уничтожает [https://www.wsws.org/ru/articles/2018/06/22/gula-j22.html] архивные документы, связанные с жертвами чисток.

Открытие информационного центра в «Коммунарке» состоялось в условиях продолжающегося преследования [https://www.wsws.org/ru/articles/2020/05/13/russ-m13.html] Юрия Дмитриева, который занимался обнаружением расстрельных ям в карельском Сандармохе. В отношении 65-летнего Дмитриева ведется третье судебное разбирательство. Он был приговорен к 13 годам тюремного заключения по сфабрикованным обвинениям в сексуальном насилии над несовершеннолетней приемной дочерью. Цель государственной мести против Дмитриева — запугать всех, кто стремится раскрыть правду о преступлениях сталинизма.

Как и в случае с Дмитриевым, политической ориентацией Музея истории ГУЛАГа является антикоммунизм. Постоянные экспозиции находящегося в центре Москвы музея почти не упоминают про Левую оппозицию, а сотрудники склонны скрывать политический характер сталинского преследования оппозиции в Советском Союзе. Вместо этого музей изображает террор в качестве естественного результата Октябрьской революции. На сайте нового информационного центра в «Коммунарке» имена убитых сопровождаются предельно краткой биографией, в которой игнорируется их участие (или неучастие) в Октябрьской революции и Левой оппозиции.

Истоки Большого террора

Такой подход затемняет реальные исторические истоки и значение Большого террора. Отнюдь не являясь развитием или продолжением Октябрьской революции, террор был апогеем сталинистской и националистической реакции против нее. Террор поглотил десятки тысяч троцкистов и по сути своей был, по словам советского историка Вадима Роговина [https://www.wsws.org/ru/topics/_beta/left-opposition-stalinism-1923-1933], «политическим геноцидом». Главным обвиняемым на Московских процессах выступал Лев Троцкий, который, как никто другой, олицетворял собой социалистическую оппозицию сталинизму и программу мировой социалистической революции. Обвинение в «контрреволюционной троцкистской деятельности» стояло в центре кровавых чисток.

В своей заключительной речи [http://iskra-research.org/Trotsky/Prestupleniia/prestupleniia-09.shtml] перед Комиссией Дьюи в 1937 году, которая сняла с него и его сына, Льва Седова, все обвинения, выдвинутые сталинистской бюрократией, и признала Московские процессы судебным подлогом, Троцкий объяснил основные причины террора и чудовищных подлогов, вынудивших лидеров Октябрьской революции объявить себя «саботажниками» и «контрреволюционерами»:

«Положение привилегированной бюрократии в обществе, которое она сама называет социалистическим, не только противоречиво, но и фальшиво. Чем резче скачок от Октябрьского переворота, который обнаружил социальную ложь до дна, к нынешнему положению, когда каста выскочек вынуждена маскировать социальные язвы, тем грубее термидорианская ложь. Дело идет, следовательно, не просто об индивидуальной порочности того или другого лица, а о порочности положения целой социальной группы, для которой ложь стала жизненной политической функцией. В борьбе за свои новые позиции эта каста сама перевоспитывала себя, и, параллельно с этим, она перевоспитывала, точнее, деморализовала своих вождей. Она подняла на своих плечах того, кто лучше всего, решительнее и беспощаднее выражает ее интересы. Так, Сталин, который был некогда революционером, оказался вождем термидорианской касты.

Формулы марксизма, выражающие интересы масс, все больше стесняли бюрократию, поскольку неизбежно направлялись против ее интересов. С того времени, как я встал в оппозицию к бюрократии, ее придворные теоретики стали называть революционную сущность марксизма — троцкизмом… Непрерывные чистки партии были прежде всего направлены на искоренение “троцкизма”, причем “троцкистами” назывались не только недовольные рабочие, но и все те писатели, которые добросовестно приводили исторические факты или цитаты, противоречащие последнему официальному стандарту. Беллетристы и художники подчинялись тому же режиму. Духовная атмосфера страны насквозь пропиталась отравой условности, фальши и прямого подлога.

Все возможности на этом пути были, однако, скоро исчерпаны. Теоретические и исторические фальсификации не достигали больше цели: к ним слишком привыкли. Необходимо было дать более массивное обоснование бюрократическим репрессиям. На подмогу литературным фальсификациям пришли обвинения уголовного характера… Чтоб оправдать репрессии, нужны были фальшивые обвинения. Чтоб придать ложным обвинениям вес, нужно было подкрепить их еще более суровыми репрессиями. Так логика борьбы толкала Сталина на путь кровавых судебных амальгам».

Чистки позволили бюрократии консолидировать себя в качестве касты и доказали империализму, что она яростно противостоит социалистической революции и любой перспективы нового Октября в любой точке мира. Более того, очерняя лидеров революции перед тем, как убить их, бюрократия стремилась дискредитировать Октябрьскую революцию в глазах миллионов людей во всем мире и уничтожить историческое и социалистическое сознание рабочего класса в СССР и на международном уровне. Сталинистская ликвидация Советского Союза тридцать лет тому назад, в 1991 году, из чего вырос путинский режим, не может быть понята вне этого более широкого контекста.

Лев Троцкий консультируется со своим адвокатом Альбертом Голдманом во время слушаний Комиссии Дьюи в Койоакане, Мексика. Слева от него — его жена Наталья

На этом фоне недавние усилия по обнаружению массовых захоронений периода Большого террора и установлению базовой биографической информации о тех, кто был убит, являются важным и незаменимым вкладом в летопись истории. Однако полная историческая истина и понимание этого критического опыта в истории интернационального рабочего класса требуют ясного осознания значения той борьбы, которую вели вооруженные социалистическим и интернациональным мировоззрением Троцкий и Левая оппозиция против сталинизма.

Подробнее о Московских процессах и истории Левой оппозиции читайте на тематических страницах МСВС:

Московские процессы и политический геноцид в СССР

Борьба Левой оппозиции против сталинизма (1923-1933)

Loading