Русский

Часть вторая

Клифф Слотер: Политическая биография (1928–1963)

Данный раздел политической биографии Клиффа Слотера охватывает период с 1928 по 1963 год. Второй раздел, начиная с 1963 года и до его смерти, будет опубликован позже в этом году.

Клифф Слотер

Журнал Labour Review

После ввода советских танков в Будапешт работа «Клуба» вошла в новый этап. Группа стремилась обеспечить революционную перспективу для лучших элементов среди тех, кто покидал Коммунистическую партию.

В январе 1957 года «Клуб» возродил свой теоретический журнал Labour Review, последний номер которого был опубликован в 1954 году. Политические рамки левой политики так глубоко изменились, что «Клуб» законно назвал первую редакционную статью возобновленного журнала «Введением в Labour Review». Объясняя цели нового журнала, редакция заявила:

«Коммунистическая партия разлагается на наших глазах. В течение двух десятилетий члены партии были защищены от политических реалий доктриной непогрешимости “вождя”. Теперь этот миф окончательно разрушен, и члены организации в недоразумении, потеряли все ориентиры, сбиты с толку. Рядовые члены требуют большей свободы дискуссий. Но хотя руководство вроде бы идет на частичные уступки этому требованию, оно на самом деле опасается его последствий, поскольку слишком глубокий анализ прошлого выявит их собственное молчаливое согласие и ответственность за ошибки и преступления, которые сейчас так удобно свалить на мертвых Сталина и Берию.

Слишком долго Коммунистическая партия претендовала на наследие марксизма-ленинизма как на свою частную собственность, слишком долго ей удавалось отделываться этим ложным утверждением. Следствием оценки Сталина как единственного кладезя новых шагов в марксистской теории стало то, что из официальных источников Коммунистической партии вышло мало чего-либо ценного. Напротив, новый и достойный вклад в социалистическую мысль надо искать теперь именно среди тех, кто последовательно выступал против сталинизма в течение последних двадцати или более лет.

К сожалению, большая часть этой литературы до сих пор была доступна лишь узкому кругу. Одна из целей Labour Review будет заключаться в том, чтобы привлечь внимание более широкого круга читателей к трудам этих “запрещенных” марксистских мыслителей и тем самым помочь дальнейшему развитию теоретических основ нашего движения» [17].

Настаивая на том, что «марксисты не могут оставаться кабинетными философами» и должны активно участвовать в повседневной борьбе своего времени, редакция подчеркнула необходимость детального знания об историческом опыте рабочего класса:

«Только благодаря знанию того, что произошло, почему события пошли именно таким путем, мы можем надеяться понять, что есть и что будет. Каждое поколение рабочих строит на фундаменте, заложенном предыдущими поколениями. Каждое поколение опирается на опыт прошлого и таким образом намечает шаги, которые необходимо предпринять дальше.

В этом суть марксистского метода. Неприменение этого метода ведет к оппортунизму — с одной стороны, и к сектантству — с другой. Эти два казалось бы противоречивых явления на самом деле являются двумя противоположными сторонами одной медали. Оба они проистекают из эклектичного подхода к нашим проблемам, что является неизбежным результатом презрения к теории» [18].

Первый номер обновленного теоретического журнала Labour Review

Чтобы противостоять антитеоретическим предрассудкам, распространенным в британском рабочем движении, редакция Labour Review пообещала «посвятить несколько важных статей в наших ранних выпусках диалектическому материализму, философской основе марксизма». Редакция отмечала:

«Все враги социализма, все бюрократы, все их “левые” сектантские тени, все те, чье мужество ослабевает и кто стремится легко приспособиться к капитализму, все они так или иначе ставят под сомнение фундаментальные принципы научного социализма. Однако весь опыт показывает, что только эти принципы могут эффективно направлять нас в поисках ответов на проблемы британского социалистического движения».

Понимая проблемы и задачи, связанные с распадом сталинистского монолита, обладая глубиной исторически обоснованного понимания, несравнимой ни с одной другой политической тенденцией в международном рабочем движении, Labour Review выдвинуло амбициозную интеллектуальную и политическую программу:

«Кроме того, мы считаем, что “коллективная память” социалистического движения должна быть пополнена, что знание истории последних тридцати лет должно быть очищено от лжи, которая так долго покрывала ее. Сейчас мы находимся в конце великого ледникового периода, который начался с разгрома Всеобщей забастовки в 1926 году… Хрущев подорвал авторитет “непогрешимого” вождя, который так долго приказывал всем “левым”, во что верить, и отголоски этого слышны по всему миру. Мы страдали от этого “святейшего” социализма с тех пор, как фракция Сталина уничтожила демократию коммунистических партий в 1927 году. А те фрагменты авторитета, которые ХХ съезд КПСС оставил лидерам коммунистических партий, теперь уничтожили советские танки в Венгрии.

Отныне нормальное развитие марксистских идей не сдерживается искусственно бюрократическими дамбами. Миллионы рабочих и интеллектуалов в каждой стране, от России до США, вступают в борьбу. Они требуют знать, им нужно знать прошлую историю их движения. Эти молодые люди хотят думать, учиться, проявлять свою политическую инициативу. Бюрократические “запреты” и “культы” отталкивают их. Наш долг — помочь им найти ответы. Поэтому Labour Review не соглашается как с открытыми фабианскими врагами марксизма, так и со сталинистскими писаками, которые так сильно запятнали свою репутацию.

Среди прочего, необходимо будет обсудить фабианские мечты о том, что капитализм обрел новую жизнь благодаря Кейнсу, или частичной национализации, или “новым” колониальным конституциям, или щедрости американского империализма.

Параллельно с обсуждением фабианства мы будем иметь дело со сталинской разновидностью “мирного сосуществования” с капитализмом и его слабым, хотя и отталкивающим порождением — программой британской Коммунистической партии Британский путь к социализму (The British Road to Socialism). Откуда взялся сталинизм и почему? Был ли его подъем неизбежен? Действительно ли диктатура пролетариата означает отвратительную и убийственную тиранию? Действительно ли демократический централизм означает автократию клики номенклатурных чиновников? Вот некоторые из вопросов, на которые мы попытаемся ответить в ближайшие месяцы.

Когда мы будем обсуждать тщетность политики фабианцев, нам также необходимо будет изучить причины поражения немецкого рабочего класса, нанесенного Гитлером, изучить причины провала правительств французского и испанского Народных фронтов. Мы попытаемся показать связь между лозунгом “социализма в одной стране” и этими катастрофами международного рабочего движения, как они привели к Московским процессам, пакту Сталина-Гитлера, разделению Европы в Ялте и, наконец, к массовым убийствам рабочих и крестьян в странах-сателлитах Восточной Европы. Мы избавим труды Ленина о характере и будущих перспективах русской революции от той безвестности, которой окружил их Сталин, и опубликуем некоторые работы Троцкого, товарища Ленина в борьбе за русскую революцию, которые имеют непосредственное отношение к проблемам сегодняшнего дня.

Соответственно, Labour Review приглашает к сотрудничеству всех тех, кто серьезно изучает социалистическое движение. Мы широко откроем для них наши страницы. Мы особенно рассчитываем на установление тесных братских отношений с развивающимися социалистическими движениями Азии и Африки. Однако Labour Review не будет простым дискуссионным форумом. Издание будет использоваться как оружие в борьбе против капиталистических идей, где бы они ни нашли свое выражение в рабочем движении. Оно будет объективным и в то же время пристрастным; оно будет защищать великие принципы подлинного коммунизма, изложенные Марксом, Энгельсом, Лениным и Троцким, как от фабианцев, так и от сталинистов, которые последовательно искажали их» [19].

В первом выпуске возобновленного Labour Review была опубликована рецензия на книгу Питера Фрайера Венгерская трагедия. Автор статьи сравнил эту книгу с книгой Джона Рида Десять дней, которые потрясли весь мир. Фрайер тоже писал о революции, но «не против капитализма, а против коррумпированной и переродившейся бюрократии» [20]. Высоко оценивая работу Фрайера, статья критически отмечала, что автор не объяснил, почему сталинисты подавили революцию. «Для ответа нужно обратиться к трудам Льва Троцкого, в частности, к его книге Преданная революция, где он анализирует и объясняет рост бюрократии в Советском Союзе, а также теории, предложенные для поддержки и защиты этой касты, которую мы сегодня знаем как сталинизм, и совершенно ясно заявляет, что ее свержение будет насильственным» [21].

Как и следовало ожидать, эта оценка вызвала жалобы со стороны левых кругов, которые возражали против пропаганды в Labour Review троцкистских концепций и, следовательно, «сектантской» нетерпимости. Ответы на эти критические замечания появились во втором номере обновленного журнала в редакционной статье под названием «К обсуждению принципов»:

«Те, кто не согласен с любым из мнений, выраженных кем-либо из авторов Labour Review, не должны отбрасывать наш журнал, проклиная “сектантов”. Им надо серьезно изложить свои разногласия, недвусмысленно и достаточно подробно, чтобы адекватно развить свои аргументы. Мы будем рады опубликовать их» [22].

Но журнал Labour Review настаивал на критической важности, при любом обсуждении сталинизма, обращать внимание на роль Троцкого в истории и современное значение его вклада в марксистскую теорию и политику. «Троцкизм представляет собой единственную до сих пор предпринятую с точки зрения марксизма попытку объяснить сталинистское перерождение Советского Союза и оценить значение конфликта между прогрессивным характером национализированной собственности в СССР и реакционной бюрократией, которая правит страной» [23].

Во втором номере была помещена еще одна статья, которую надо вытащить на белый свет из архивов: язвительное и раскаленное добела осуждение реакции Коммунистической партии Китая на подавление Кремлем Венгерской революции. Автор статьи — Майкл Банда:

«Когда речь Хрущева со всеми ее ужасными деталями была опубликована, она взорвала руководство международного сталинистского движения с ударной силой шашки динамита, брошенной в косяк жирных рыб. Самыми ошеломленными и покрасневшими от стыда были лидеры Коммунистической партии Китая. В течение почти тридцати лет они молились на Сталина; они славили его как непогрешимого советника, безупречного учителя, гениального теоретика, победоносного вождя. Каждое высказывание Сталина оценивалось ими как историческое заявление, каждый его шаг — как событие международного значения, каждая книга и брошюра — как шедевр марксизма-ленинизма и незабываемый вклад в диалектический материализм…

История, какой бы капризной и извращенной она ни была, никогда не была на стороне идолов и идолопоклонников. Устами Н.С. Хрущева Сталин был показан всему миру как малокультурный бюрократ, хитрый шарлатан, безжалостный и беспринципный тиран.

Разоблачения Хрущева вынудили китайских лидеров выступить осторожно и двусмысленно. В заявлении Пекина в апреле 1956 года не говорилось ничего нового, но была предпринята осторожная попытка реабилитировать Сталина в глазах китайского народа. Затем в течение девяти месяцев царила непостижимая и, казалось, зловещая тишина. Мировой пролетариат в напряжении ждал дополнительных объяснений. Но он ждал напрасно.

В то время как китайские лидеры своим молчанием пытались преуменьшить преступления Сталина, богиня Истории, пристыженная и угнетенная вредными последствиями собственного злодейства, готовилась написать кровавый и трагический эпилог к речи Хрущева. Им оказалась славная Венгерская революция» [24].

Эти параграфы являются лишь введением к тщательно продуманной теоретической статье, которая защиту китайским режимом кремлевской интервенции в Венгрии связывает с реакционной программой и идеологией сталинизма. Нельзя не вспомнить о политическом приспособлении Банды к маоистскому режиму в 1970-е и 1980-е годы, а также его отвратительное восхваление Сталина после того, как он порвал с Международным Комитетом в 1986 году.

Запуск The Newsletter

В процессе подголовки и редактирования Labour Review обсуждения Хили с Питером Фрайером продолжились и привели к еще одному важному политическому шагу. Хили предложил Фрайеру, при поддержке и содействии «Клуба», издавать информационный листок, который послужил бы дискуссионным форумом для тех, кто порвал со сталинизмом, а также для боевых рабочих-активистов, ищущих путь к созданию подлинного революционного движения.

Фрайер принял предложение и внес в этот проект исключительное мастерство и талант писателя. Хили и «Клуб» обеспечили общую перспективу, подготовленные кадры и организационную активность, позволившие Newsletter стать мощной силой в британской левой среде. Первый выпуск Newsletter вышел 10 мая 1957 года. В номере подробно освещалась конференция в Уортли-Холле, состоявшаяся двумя неделями ранее, в выходные 27–28 апреля. При поддержке Социалистического форума, в котором активно участвовали Майкл Банда и другие лидеры «Клуба», участники конференции, представлявшие широкий спектр британских левых, встретились, чтобы обсудить значение кризиса сталинизма и обдумать путь вперед.

Первый номер Newsletter

Барбара и Клифф Слотер присутствовали на конференции. Клифф Слотер напряженно изучал борьбу, которую вел Троцкий против сталинизма. «Когда он вступил в контакт с троцкистским движением, — вспоминает Барбара, — он читал все, что мог достать». Она вспоминает, что зал и коридоры конференции в Уортли «были переполнены людьми, все яростно спорили и дискутировали. Я помню, как услышала речь Хили и была поражена тем, насколько спокойным и уверенным он казался, в отличие от всех остальных. Я помню только одну вещь из того, что он сказал, но ее я действительно запомнила: “Настало время читать книги. Настало время открыть для себя истинную историю русской революции”. В нем не было никакой театральности, никакой позы. Должно быть он десятилетиями ждал подобной ситуации. Он производил сильное впечатление и выделялся среди всех остальных» [25].

Воспоминания Барбары подтверждаются отчетом Newsletter о конференции. Там так описаны замечания Хили: «Пришло время для чтения книг, а не для их сжигания, — сказал он. — Давайте не будем заранее наклеивать ярлыки, избавимся от демагогии. Не ставьте никого на пьедестал. Читайте и учитесь. Изучите каждую точку зрения» [26].

На конференции возникли существенные разногласия. Значительная часть диссидентов и бывших членов Коммунистической партии были готовы осудить преступления Сталина, но они противились любому серьезному изучению социальных и политических корней сталинистского режима. Большая часть их критики оставалась на уровне морального осуждения. Прежде всего, они выступали против обращения внимания на труды Троцкого и международную марксистскую традицию, которую он представлял.

Среди тех, кто присутствовал на конференции, был Джон Сэвилл, видный член «Группы историков» в Коммунистической партии. Он выступал за, по существу, национальный ответ на кризис сталинизма. В Newsletter сообщалось, что Сэвилл утверждал, что необходимо «прекратить болтовню и создать свод марксистских идей, которые что-то значат для британского рабочего класса. Это подразумевает изучение нашего собственного рабочего движения и его истории, о которой известно слишком мало» [27].

Но реальная проблема, с которой столкнулось социалистическое движение в 1957 году, заключалась не в его недостаточных знаниях о событиях в Манчестере или Ливерпуле в 1820-е годы, а незнание того, что происходило внутри российской Коммунистической партии в 1920-е годы.

Сэвилл тесно сотрудничал с другим видным диссидентом-историком Коммунистической партии — Э.П. Томпсоном, которому впоследствии суждено было прославиться как автору книги Создание английского рабочего класса (The Making of the English Working Class,, в которой развитие классового сознания объяснялось уникальным национальным опытом и традициями. Сэвилл и Томпсон сотрудничали в редакции журнала под названием The New Reasoner, предшественнике New Left Review. Томпсон считал, что ссылки на теоретическую и политическую борьбу между троцкизмом и сталинизмом в значительной степени неуместны и вредны для новой левой перегруппировки. В письме к Newsletter, написанном вскоре после конференции в Уортли, Томпсон, который был и остался ярым противником троцкизма, утверждал, что «позиции и взгляды, которые называют “троцкистскими”, имеют тенденцию к окаменению и увековечиванию сектантских расколов…» [28]

Клифф Слотер вступает в троцкистское движение

Именно в этот напряженный период политического определения и межевания Клифф Слотер установил контакт с троцкистским движением и вступил в обширную политическую дискуссию с Джерри Хили. Это положило начало их политическому сотрудничеству, которое продлилось три десятка лет. Слотер категорически оспаривал тенденцию, представленную Сэвиллом и Томпсоном. В полемическом эссе, которое он написал десять лет спустя и опубликовал в журнале The Fourth International, Слотер объяснил значение теоретических и политических разногласий, возникших среди диссидентов и бывших сталинистов в 1956–57 годах. Они были потрясены разоблачением преступлений Сталина, но также и своей собственной доверчивостью. Отражая свое замешательство и смущение:

«подавляющее большинство сталинистских интеллектуалов теперь определяло свой политический курс не объективно, а субъективно: они видели в своем “коммунизме” огромный обман; они больше не могли высоко держать голову в либеральных кругах, в которых они жили и работали; они были возмущены, обнаружив, что их идеалистическое принятие Сталина и сталинизма было использовано для сокрытия убийств, пыток, подавления всякой свободы и так далее.

С политической точки зрения и в той мере, в какой кто-либо из них оставался в политике, смыслом их реакции было принятие основной капиталистической идеологической атаки на русскую революцию и коммунизм: что сталинизм, со всеми его злоупотреблениями и предательствами, по сути, является продолжением ленинизма; что суть сталинизма — “диктатура” или “тоталитаризм” вместе с “Realpolitik”, то есть прагматическая политика власти; а также что “идеалы”, из-за которых рядовые члены присоединяются и строят движение, просто цинично используются властолюбцами в руководстве.

Сознавая эту “преемственность”, бывшие коммунисты стали искать альтернативные моральные и политические принципы. Но нашли они только остатки буржуазной этики и множество разновидностей реформистского и либерального оппортунизма, который отражают эти осколки мировоззрений. Ни один из этих фрагментов, поскольку они вытекают из социального порядка и напрямую зависят от него, социального порядка, который исторически обречен и разрушается, не может обеспечить последовательный курс действий и теорию.

Следовательно, многие из этих цветущих (если это слово уместно в данной связи) после 1956 года группировок, в конечном итоге, либо растворились в реформистских и либеральных движениях, либо тянутся к сталинизму и сближаются с ним, иногда в форме открытого и прямого сотрудничества, иногда через идеологическое приспособление. Это происходит потому, что в международном масштабе капитализм выживает не благодаря какой-либо присущей ему силе, а только благодаря подпоркам, предоставляемым ему сталинистской бюрократией. Это та социальная сила, которая сдерживает пролетарскую революцию.

Если среди тех, кто претендует на звание социалиста, существует какая-либо политическая и теоретическая работа, она должна либо тяготеть к сталинизму, либо тянуться к революционному марксизму, к троцкизму. Журнал New Left Review имеет определенную преемственность с 1956 года. Он соединил журналы Universities and Left Review и The New Reasoner. Оба журнала были результатом сотрудничества между бывшими членами Коммунистической партии и другими левыми интеллектуалами.

The New Reasoner первоначально был The Reasoner, примитивно изданным оппозиционным бюллетенем для диссидентов-членов Коммунистической партии на севере Англии в 1956 году. Его редакторы, Эдвард Томпсон и Джон Сэвилл, были и остаются ярыми антитроцкистами. Томпсон называл троцкизм сектантским, ультралевым и антиреволюционным течением в британском рабочем классе. Как и те, кто сменил их, Томпсон и Сэвилл стремились развиваться среди элементов, выросших вне рамок большевистской традиции, и, в частности, опираясь на некоторые якобы особые социалистические черты британского рабочего движения.

Их отказ признать историческое значение сталинизма и борьбы Троцкого против него отразился в их неприятии любой кампании против сталинизма, подобной той, которую проводили троцкисты, на том основании, что она равносильна “антикоммунизму”. Таким образом, они приняли основное положение о преемственности между Лениным и Сталиным» [29].

В номере Newsletter от 4 января 1958 года было объявлено о создании редакционной коллегии из 10 человек, в которую вошел Клифф Слотер. Объявление гласило, что Слотер, работавший социологом в Университете Лидса, после того, как его членство в Коммунистической партии было приостановлено, вышел из нее. Первые статьи, которые Слотер написал для Newsletter, описывали борьбу народа кикуйю в Кении против британского империализма. Они появились в феврале 1958 года.

Клифф Слотер

Из многих интеллектуалов Коммунистической партии, присоединившихся к троцкистскому движению в результате кризиса 1956 года, Слотер был наиболее теоретически последовательным и глубоким в своей концепции марксизма как инструмента революционной борьбы в рабочем классе.

Борьба в рабочем классе

Когда Newsletter праздновал свою первую годовщину в мае 1958 года, издание получило множество писем с поздравлениями и поддержкой. Вклад издания в политическое развитие рабочего класса был признан даже многими его противниками из левого крыла британской Лейбористской партии. Майкл Фут, лидер группы «Левая трибуна», написал:

«Добрые пожелания годовалому Newsletter от 21-летней “Трибуны”. Одна из потребностей рабочего движения в настоящее время состоит в том, чтобы значительно активизировались дебаты о правильной стратегии достижения социализма.

Newsletter вносит особый вклад в эту дискуссию, и я надеюсь, что его тираж вырастет» [30].

Также прислал свои поздравления американский писатель Говард Фаст, жертва «охоты на ведьм», среди самых известных работ которого Дорога свободы, Гражданин Том Пейн и Спартак (последняя книга вдохновила фильм 1960 года режиссера Стэнли Кубрика). Порвав с Коммунистической партией в 1956 году, он встретился в Лондоне с Хили, который обсудил с Фастом историю троцкистского движения. Уважение писателя к борьбе, которую вел Четвертый Интернационал, нашло выражение в его послании к Newsletter: «Примите мои наилучшие и самые теплые поздравления с этой годовщиной после начала публикации. Вопрос не в том, согласен ли я с вами во всем; я поддерживаю многое, если есть минимальная основа для согласия; ваше значение заключается в том, что вы отказываете Коммунистической партии в праве предвосхищать борьбу за мир и все другие области человеческой порядочности» [31].

Борьба, которую вели британские троцкисты против сталинизма, усилила их вовлеченность в рабочее движение. Разоблачение преступной роли сталинизма было важным, но не изолированным элементом более широкой борьбы за преодоление господства реакционной рабочей бюрократии над рабочим движением в Великобритании и на международном уровне. Главным агентством, посредством которого интересы рабочего класса были подчинены британскому империализму, являлись социал-демократические бюрократические структуры, контролировавшие как Лейбористскую партию, так и Конгресс тред-юнионов. В этом политическом контексте главная роль британской Коммунистической партии заключалась в том, чтобы блокировать развитие независимого движения все более воинственного рабочего класса против взаимосвязанных бюрократий.

Бюллетень Newsletter активно вмешивался в дела рабочего движения в течение 1958 года, чтобы обеспечить боевое практическое и политическое руководство растущему низовому движению. Особенно значительной интервенцией стала поддержка, оказанная Newsletter «Голубому профсоюзу», конкуренту профсоюза «Национальные объединенные стивидоры и докеры» (NASD). «Голубой профсоюз» стоял вне контроля могущественного профсоюза работников транспорта и общего обслуживания (TGWU) и имел репутацию более воинственного профсоюза. Потеряв членов NASD, TGWU стремился помешать членам «левого» профсоюза получить работу, заявив, что рабочие, которые не являются членами официального профсоюза, это «непрофсоюзники». В конце января 1958 года более 9 000 докеров, включая низовых членов TGWU на «Мерсисайде» в Ливерпуле, провели забастовку в защиту членов «Голубого профсоюза». Выступая против нападений на «Голубой профсоюз», Newsletter задал вопрос, утверждают ли официальные лица TGWU, что только те рабочие, которые вносят членские взносы на выплату их зарплат, могут считаться профсоюзниками.

В оценке борьбы «Голубого профсоюза», опубликованной в журнале Labour Review сразу после забастовки, Билл Хантер, ведущий член «Клуба», который активно работал в Ливерпуле, написал:

«Несомненно, движение “голубого профсоюза” в северных портах было прогрессивным развитием. Возможно, самой большой задачей в профсоюзном движении сегодня является восстановление низового контроля. Глупо думать, что это может произойти без потрясений в профсоюзной структуре и без взрывчатых движений.

Ибо в сильно бюрократизированных и часто коррумпированных профсоюзах сегодняшней Британии низовая “демократия”, как и демократия в капиталистическом обществе, в котором они существуют, часто является просто дорогостоящим фарсом. Демократия — это не просто вопрос голосования, принятия решений и ожидания просветления и изменения взглядов среди лидеров.

Если бюрократический аппарат перестанет быть слугой членов, если он сохранит свою дистанцию и возвышение над низовыми рабочими, будет обновлять аппарат через систему “назначений”, а не выборов, если он постоянно будет подавлять воинствующие группы рабочих, то исключения неизбежны. Точно так же неизбежна борьба, когда рабочим приходится бороться как с работодателями, так и с профсоюзным руководством. Более того, при благоприятных обстоятельствах большие группы членов будут стремиться вырваться из той клетки, в которую превратился их “профсоюз”, в которой вся инициатива работников, все попытки выразить свои собственные идеи для защиты своих интересов ограничиваются, канализируются или просто подавляются» [32].

Статья Хантера написана 63 года назад, когда профсоюзы могли казаться цитаделями рабочей демократии и классовой борьбы, по сравнению с их нынешним состоянием реакционного вырождения. Но даже тогда, за десятилетия до Маргарет Тэтчер и до того, как классовое сотрудничество Блэра стало официальной религией Лейбористской партии и Конгресса тред-юнионов, британские троцкисты вели работу по развитию низового восстания против старых бюрократических структур.

Основываясь на достижениях, достигнутых в результате своего вмешательства в борьбу трудящихся, Newsletter опубликовал призыв к проведению в Лондоне национальной конференции рядовых рабочих. Несмотря на о»хоту на ведьм» и угрозы запрета, в конференции, состоявшейся 16 ноября 1958 года, приняли участие 500 рабочих. Делегаты подавляющим большинством голосов приняли Хартию требований рабочих (Charter of Workers’ Demands), которая включала призыв к национализации основных отраслей промышленности под контролем рабочих и без компенсации бывшим владельцам.

Слотер в своем выступлении на конференции проанализировал значение недавних расовых беспорядков и осудил попытки обвинить рабочих-иммигрантов в росте безработицы:

«В стране насчитывается всего 200 тысяч цветных людей, из которых от 70 до 80 тысяч являются наемными рабочими. Но есть 500 тысяч или более безработных, и их число увеличивается на 38 тысяч в месяц.

Расовые беспорядки были явным свидетельством того, что класс работодателей намеревался использовать присутствие цветных в качестве отвлекающего маневра.

Основа расовых предрассудков лежит в нашей социальной системе. Мы не могли бы посылать молодых солдат вести войну против цветных людей в Малайе, Корее и на Кипре, не сказав им, что эти люди ниже нас. Империализм был основной причиной расовых предрассудков…

У шахтеров есть поговорка: “Внизу в забое мы все одного цвета”. Это верно в отношении безработицы. В получении пособия по безработице все — одного цвета.

В конечном счете, только поражение империализма действительно решит эту проблему, а вместе с ней и все проблемы рабочего класса» [33].

Капиталистическая пресса, бюрократия Лейбористской партии и профсоюзов и, конечно, то, что осталось от Коммунистической партии, отреагировали на успех конференции Newsletter 16 ноября истерической антитроцкистской кампанией. В прессе появились заголовки: «Красный клуб разоблачен», «Люди, за которыми вы должны следить», «Их цель — больше стачек», «600 человек договариваются о 24-часовой забастовке» и «Люди из “красного клуба” проводят секретную конференцию». В ответ британские троцкисты объявили в начале 1959 года о начале общенациональной кампании митингов во всех крупных промышленных центрах для поддержки Хартии требований рабочих. «Если, как полагают в Newsletter, организация, занимающаяся привлечением низовых членов профсоюзов к политической деятельности под социалистическим знаменем, получит широкую поддержку, эти собрания заложат основу для ее запуска» [34].

Выпуск Newsletter от 6 декабря 1958 года. В нем содержался ответ Джерри Хили на «охоту на ведьм», начатую против газеты после национальной конференции рядовых рабочих, состоявшейся месяцем ранее.

В последующем заявлении о запланированных встречах, опубликованном в том же номере (и подписанном членами редакционной коллегии, включая Клиффа Слотера), Newsletter заявил: «Со своей стороны, мы убеждены, что быстро приближается время, когда обязательной станет какая-то форма низовой организации, соответствующая потребностям и проблемам боевых активистов и помогающая продвигать их борьбу внутри и за пределами профсоюзов» [35].

Основание Социалистической рабочей лиги

Решение о создании Социалистической рабочей лиги (СРЛ) было публично объявлено в выпуске Newsletter от 28 февраля 1959 года. Редакционная коллегия объяснила цели новой организации:

«Социалистическая рабочая лига будет стремиться привлекать профсоюзных активистов к политической деятельности под социалистическим знаменем.

Она будет стремиться помогать рабочим победить в их борьбе против увольнений и нападок, а также внести их проблемы и мнения в самый центр Лейбористской партии.

Она будет стремиться заменить нынешних правых лидеров, которые доминируют в профсоюзах и Лейбористской партии, лидерами, приверженными социалистической политике и социалистической программе.

Она будет бороться с запретами и исключениями, а также с “охотой на ведьм” против боевых активистов» [36].

В заявлении содержался призыв «мобилизовать все рабочее движение на борьбу, как политическую, так и экономическую, чтобы раз и навсегда разгромить тори». Заявление продолжало: «Наши горизонты не ограничиваются победой на следующих парламентских выборах. Мы хотим покончить с капитализмом» [37]. О внешней политике в заявлении говорилось:

«Мы выступаем за вывод британских войск из колоний и полуколоний, прекращение производства водородной бомбы и строительства ракетных баз, а также за социалистический призыв лейбористского правительства к рабочим всего мира о прекращении производства водородных бомб повсюду и о движении вперед к социализму» [38].

Newsletter объявляет об учреждении Социалистической рабочей лиги

Как и предсказывал бюллетень Newsletter, Лейбористская партия, буржуазная пресса и сталинисты ответили на формирование СРЛ яростной контратакой. Официальная просьба СРЛ о вступлении в Лейбористскую партию, — с тем, чтобы ей было предоставлено право продвигать борьбу за социалистическую политику внутри организации, — была незамедлительно отклонена. Лейбористская партия, наоборот, запретила СРЛ и усилила свои попытки исключить из своей партии всех тех, кто идентифицировался как троцкист. Перед троцкистским движением стоял выбор: либо подчиниться дисциплине социал-демократической бюрократии и распустить СРЛ — тем самым отказавшись от всех практических целей революционной деятельности среди рабочих, вовлеченных в борьбу против капитализма, — либо открыто продолжить строительство троцкистского движения вопреки бюрократии Лейбористской партии.

Для Хили работа фракции внутри Лейбористской партии, которую он вел с необычайным терпением с 1947 года, всегда была тактикой, полезной в той мере, в какой она не подрывала и не вредила независимому вмешательству социалистической группы в борьбу рабочих на основе подлинной социалистической программы. Именно по этой причине к концу 1950-х годов тактика энтризма [«вхождения»] в том виде, в каком ее использовали, была исчерпана. Серьезное практическое участие в борьбе рабочего класса неизбежно приводило к конфронтации с Лейбористской партией и КТЮ. Троцкистам пришлось выбирать между упорством в своих усилиях по развитию и расширению, в максимально возможной степени, своего вмешательства в классовую борьбу или, вместо этого, сохранением пассивного, чисто пропагандистского присутствия в официально санкционированных структурах Лейбористской партии. Они выбрали первое.

Однако это не означало отказа от работы внутри Лейбористской партии. Скорее, создание СРЛ фактически расширило влияние Лиги среди наиболее боевых элементов Лейбористской партии. Через пять лет после запрета СРЛ партия контролировала большинство мест в национальном комитете «Молодых социалистов» Лейбористской партии и захватила контроль над ее газетой Keep Left.

«Нет мира для меня вне стен Вероны», — сокрушался Ромео, узнав о своем изгнании. Для закоренелых оппортунистов паблоистского и других антитроцкистских течений не существовало мира вне антисоциалистических структур Лейбористской партии. Для паблоиста Теда Гранта, в соответствии с концепцией его наставника-Пабло о революционной трансформации правой бюрократии под давлением масс, никогда не наступит подходящий момент для разрыва с Лейбористской партией. Тактика энтризма превратилась в стратегию, а стратегия стала образом жизни. В последующие десятилетия — во время правления Уилсона, Каллагана, дряхлого Фута, Киннока, Блэра и Брауна, — вплоть до своей смерти в возрасте 93 лет в 2008 году Грант проявил себя самым преданным и стойким из лейбористов.

Тед Грант

Номер Labour Review, в котором было объявлено об основании Социалистической рабочей лиги, был первым, в котором Клифф Слотер выступил в качестве соредактора журнала (вместе с Джоном Дэниелсом). В редакционном заявлении говорилось, что задачей Labour Review, как теоретического органа СРЛ, является «не что иное, как воспитание поколения борцов и лидеров рабочего класса, которые призваны захватить и удержать государственную власть, чтобы совершить британскую революцию» [39].

Слотер также внес свой вклад в этот номер основополагающим эссе «Революция и классовое сознание», в котором поднимались многие теоретические вопросы, которые он впоследствии в трудах 1961–63 годов разработал и защитил в момент начинающейся борьбы внутри Международного Комитета по поводу воссоединения с паблоистами.

Важнейшим достижением марксизма, которое было в центре теоретической работы Слотера в период с 1959 по 1964 год, стала диалектическая и материалистическая концепция истории и обоснование ею революционной роли рабочего класса. Поэтому центральной задачей марксистов была защита, как теоретически, так и на деле, этого завоевания от всех форм антимарксистского ревизионизма, который ставил ее под сомнение, доходя даже до прямого отрицания того, что рабочий класс был главной революционной социальной силой в современном обществе. Настойчивость Слотера в отношении исторической роли рабочего класса была явно связана с вопросом о практике троцкистского движения, которое было активной и незаменимой силой в развитии революционного классового сознания.

Слотер начал свое эссе, связав теоретические вопросы, поднятые в ходе обсуждения классового сознания, с политическими потрясениями слева, вызванными событиями 1956 года:

«За последние два года многим марксистам пришлось пересмотреть свои основные постулаты и понять, что их понимание марксистской теории, возможно, было искажено их приверженностью современному “коммунизму”, который за неимением лучшего термина будет называться здесь “сталинизмом”. Цель этой статьи состоит в том, чтобы добраться до корня концепции, которая является основной мишенью всех ревизионистов марксизма — концепции пролетарской революции и власти рабочего класса. В той или иной форме все “новые мыслители” в социалистическом движении, а также критики извне оспаривают гипотезу Маркса о том, что рабочий класс является единственной революционной силой в капиталистической системе, и что он неизбежно установит свою собственную диктатуру в качестве первого шага к бесклассовому обществу. Некоторые люди говорят, что капитализм изменился таким образом, что революция стала невозможной для рабочего класса или ненужной. Другие говорят, что хотя в России в ноябре 1917 года произошла рабочая революция, опыт доказал, что рабочий класс не может предотвратить возникновение репрессивной и жестокой диктатуры, самого отрицания социализма» [40].

Слотер явно возражал дезориентированным и деморализованным левым интеллектуалам, которые, из-за поражений, понесенных после большевистской революции, пришли к выводу, что рабочий класс исчерпал свою историческую роль и что необходимо найти другой субъект революционных действий. Труды Герберта Маркузе, но не его одного, иллюстрировали это неприятие рабочего класса. Книга Франца Фанона Проклятые этой земли полностью перенесла очаг потенциальных революционных восстаний из империалистических стран, где проживают наиболее влиятельные слои рабочего класса. Крайний скептицизм мелкобуржуазных интеллектуалов по отношению к рабочему классу был подытожен радикальным социологом Чарльзом Райтом Миллсом, когда он написал в своем «Письме к новым левым», что «проблема исторического агентства перемен» должна быть переработана в немарксистских терминах. Он считал неразумным для теоретиков новых левых «так сильно цепляться за “рабочий класс' развитых капиталистических стран как за историческое агентство или даже как за самое важное агентство перед лицом действительно исторических свидетельств, которые сейчас противоречат этим ожиданиям». Миллс охарактеризовал «рабочую метафизику» как «наследие викторианского марксизма, которое сейчас совершенно нереалистично» [41].

Чарльз Райт Миллс с писателем Солом Ландау (Wikimedia Commons)

Слотер отвечал не только сбитым с толку интеллектуалам, тяготевшим к «новым левым». Он хорошо знал, что ретроградные антимарксистские концепции, циркулирующие в среде академической интеллигенции, нашли отклик в паблоистских тенденциях, где они использовались для оправдания капитуляции перед политическими организациями и движениями, основанными на мелкой буржуазии.

Эссе Слотера содержало тщательный обзор исторического развития марксистской мысли, анализируя взаимодействие теоретического анализа и объективного социального процесса, которое позволило Марксу и Энгельсу сделать вывод о революционной роли рабочего класса. Особое внимание он уделил Коммунистическому Манифесту:

«В этом документе, не имеющем аналогов по своему историческому значению, идеи классовой борьбы, экономической структуры общества, революционной роли рабочего класса, необходимого саморазрушения капитализма и сам диалектический метод поражают своей простотой и зрелостью. Многие люди читают Манифест, когда впервые открывают для себя социализм и думают о нем как о еще одной брошюре. И все же это, пожалуй, самая завершенная работа Маркса и Энгельса, в контексте которой следует интерпретировать все их более поздние работы» [42].

Те, кто утверждает, что Манифест устарел, не понимают марксовой характеристики пролетариата как революционного класса:

«Революция — это захват власти классом с целью осуществления в его собственных интересах свержения существующей социальной структуры. Во всех предыдущих революциях победивший класс не свергал все существующие социальные условия. Для таких классов, как буржуазия, целью политической революции было заменить ранее господствовавший способ присвоения их собственным, уже развившимся способом присвоения. Но неизбежная тенденция капитализма состоит в том, чтобы отбросить все способы присвоения, кроме одного — капиталистической эксплуатации наемного труда, так что только два основных класса противостоят друг другу. В этом ключ к уникальной роли рабочего класса в истории. Он не может заменить своим собственным способом присвоения способ капиталистического класса, поскольку, уничтожая капитал, он уничтожает его необходимую противоположность — наемный труд. Интересы пролетариата направлены на то, чтобы создать общество без пролетариата, без эксплуатации, без государства» [43].

Эссе Слотера было направлено на то, чтобы поместить основание Социалистической рабочей лиги в русло процесса, охватывающего всю историю борьбы за социализм. На основе этой истории Слотер продемонстрировал непреодолимую пропасть, отделявшую существующие бюрократические организации от марксизма:

«Как социал-демократия, так и сталинизм оторваны от центральных идей марксизма, которые подтверждаются революционным опытом рабочего класса. Оба отрицают существенную классовую основу всех серьезных политических вопросов и всех фундаментальных институтов общества. Оба отвергают мнение о том, что буржуазное государство, включая парламент, должно быть разрушено, а на его месте должны быть созданы органы власти рабочих. Оба они отошли от истинного интернационализма рабочего класса. И те, и другие больше всего на свете боятся действий и инициативы самих народных масс и поэтому строят бюрократические партийные машины или государственные системы, которые действуют “от имени” трудящихся. Каждое из этих отступлений от марксизма уже было осуждено Марксом в Манифесте и в его трудах о революциях 1848 года» [44].

Эссе Слотера было написано не для того, чтобы приветствовать партию, озабоченную тем, как подтолкнуть существующие бюрократические организации влево.

В рамках подготовки к учредительной конференции СРЛ, запланированной на май 1959 года, редакционный совет Newsletter опубликовал обширное программное заявление. Его вступительный раздел «Что такое Социалистическая рабочая лига?» объяснял:

«Социалистическая рабочая лига — это организация марксистов в рамках лейбористского и профсоюзного движения, нацеленная на борьбу за социалистическую политику вместо нынешней политики классового предательства.

В отличие от других, называющих себя социалистами, марксисты не верят, что можно мирными средствами ликвидировать капитализм или превратить его в социализм.

Опыт более чем столетней борьбы рабочего класса показывает, что класс капиталистов приложит все свои силы, чтобы сохранить контроль над государственной машиной и свою собственность на средства производства.

Марксисты считают, что только посредством борьбы рабочего класса за овладение государственной властью можно свергнуть капитализм.

Капитализм нельзя уничтожить, просто обеспечив себе парламентское большинство. Участие представителей трудящихся в парламенте и местных советах может помочь борьбе за социализм, но только в том случае, если борьба этих представителей связана с прямыми действиями организованного рабочего класса.

Нынешние лидеры профсоюзов и Лейбористской партии далеки от решимости покончить с капитализмом, добиться власти рабочего класса и построить социализм.

Одна из главных задач Социалистической рабочей лиги состоит в том, чтобы помочь профсоюзным деятелям и членам Лейбористской и Коммунистической партий путем совместной деятельности и политических дискуссий, основанных на их собственном опыте, сформировать новое руководство, приверженное социалистическим принципам» [45].

Борясь с исключением своих членов, которые все еще входили в Лейбористскую партию, и продолжая требовать права на членство в ней, СРЛ ясно дала понять, что не пожертвует своей борьбой за принципы в интересах краткосрочных организационных соображений. СРЛ отмечала, что попытки многочисленных центристских тенденций избежать прямого столкновения с бюрократией лейбористов и профсоюзов оказались бессильными:

«Социалистическая рабочая лига возникла не для того, чтобы повторить опыт таких центристских группировок, а для того, чтобы возглавить новый вид борьбы против правых лидеров и политики правого крыла в этот новый период.

Организация марксистов необходима не только для целей теоретического образования и обсуждения политики, но и для оказания помощи и руководства рабочим в их непосредственной борьбе против капитализма.

Запрещение Лиги в течение месяца после ее создания является данью уважения тому, как марксисты и их журнал Newsletter помогли рабочим в борьбе на транспорте, в доках, в строительстве и машиностроении.

Правое крыло видит, какие серьезные последствия может иметь альтернатива, представленная Социалистической рабочей лигой, для сторонников и практиков политики классового сотрудничества.

“Охота на ведьм” против Социалистической рабочей лиги и Newsletter не преуспеет в своей цели разгрома нашей организации и нашего издания. Мы будем вести решительную борьбу против изгнания социалистов, чье единственное преступление состоит в том, что они признают и выполняют свой долг работать во имя подлинной социалистической политики» [46].

Заявление включало важный раздел «Международные взгляды Социалистической рабочей лиги», который начинался с утверждения: «Марксисты являются интернационалистами рабочего класса» [47]. В разделе говорилось о приверженности СРЛ безоговорочной защите Советского Союза от империализма, но также содержался краткий обзор троцкистского анализа сталинизма. В заявлении также говорилось о поддержке СРЛ «борьбы всех колониальных и зависимых народов за независимость от империализма — не из милосердия, а потому, что для британских рабочих это общая борьба против общего врага» [48]. СРЛ связала борьбу с империализмом с борьбой за объединение рабочего класса внутри Великобритании:

«Мы выдвигаем на первый план общие классовые интересы рабочих-иммигрантов в Великобритании с белыми рабочими.

Разделение рабочего класса по расовому признаку может быть только в интересах класса капиталистов. Поэтому мы призываем белых и чернокожих рабочих к объединенному противодействию всем формам расистской пропаганды, подстрекательства или насилия» [49].

В заявлении подчеркивалась критическая важность вмешательства СРЛ в борьбу рабочего класса, — при этом центральная ориентация была направлена на рядовых рабочих, — с целью мобилизации всего его огромного боевого потенциала в противостоянии с правящим классом:

«Работодатели должны почувствовать, что, увольняя одного боевого активиста, они бросают вызов всей мощи организованного рабочего класса.

Либо рабочие ответят высокомерным работодателям языком, который те поймут, либо рабочий класс увидит, как его организация и его достижения будут сведены на нет по частям.

Но эта цель — переходить в наступление при каждом ударе, вести каждый спор с самого начала с целью одержать решительную победу, предполагает эффективную, тщательную и сознательную подготовку.

Необходимо всячески поощрять создание низовых комитетов в каждой отрасли, состоящих из наиболее опытных и надежных бойцов, и объединение этих комитетов на местном, региональном и, в конечном счете, национальном уровне.

В низовых комитетах, созданных самими рабочими, непосредственно реагирующих на их потребности и пожелания, рабочий класс обладает всеми средствами подготовки к важнейшим экономическим битвам» [50].

Раздел, который следовал за разработкой низовой стратегии, назывался «Что значит быть марксистом»:

«Марксисты — самые сознательные из всех рабочих. Они смотрят на социализм или борьбу за его достижение не идеалистически, а научно.

Они основывают свою политику и программу на изучении объективных классовых сил, действующих в обществе, на изучении реального положения и потребностей рабочего класса. Марксизм — это наука о борьбе рабочего класса и власти рабочего класса.

Поскольку марксизм — это наука, его необходимо изучать как науку. Поэтому Социалистическая рабочая лига проводит систематическое и тщательное обучение всех своих членов марксистской теории, опыту рабочего движения во всех странах, показывая законы и уроки этого опыта.

Но марксизм — это не просто теория, а теория человеческих действий и, в первую очередь, классовой борьбы. Поэтому быть марксистом — значит не просто учиться, а учиться для того, чтобы быть лучше подготовленным к борьбе и работе на благо рабочего класса.

Но сражаться индивидуально недостаточно. Марксисты борются и работают как дисциплинированная команда, с согласованной политикой, основанной на демократических дискуссиях, с разделением труда и под руководством избранных и подотчетных руководящих органов» [51].

В этом основополагающем заявлении Социалистическая рабочая лига по-прежнему представляла себя стремящейся работать в качестве официально признанной тенденции внутри Лейбористской партии. Но ее программа и вытекающая из нее практика фактически немедленно привели к запрещению СРЛ Лейбористской партией. Настойчивое стремление Социалистической рабочей лиги вмешиваться в борьбу рабочего класса с целью задействовать весь потенциал своей силы, рассматривать каждый конфликт как битву в более широкой национальной и глобальной классовой войне, развивать в пролетариате осознание им своей силы как класса и понимание своей исторической роли в создании новой социалистической мировой системы, — все это создало непреодолимую пропасть между СРЛ и Лейбористской партией. Но, несмотря на запреты, которые делали невозможной работу в качестве тенденции внутри Лейбористской партии, Социалистическая рабочая лига провела свою первую конференцию в праздничные выходные 16–17 мая 1959 года.

Питер Фрайер объяснил значение этого события в эссе, опубликованном в журнале Labour Review:

«Первая конференция Социалистической рабочей лиги, состоявшаяся в Лондоне в Троицу, продемонстрировала, что идеи, которых твердо придерживалось поколение марксистов в течение трех десятилетий изоляции и преследований, пустили корни на британской земле. Марксистское движение сформировалось. СРЛ бросила свой вызов капитализму, фашизму, правым и сталинистским обманщикам, кружкам “новых мыслителей” и “новых левых”, а также различным сектантским группировкам. Вот движение, которое перейдет к делу. Об этом свидетельствуют антикоммунистические нападки на нас, каждый запрет, исключение и изгнание. Это движение, основанное на пролетариате в период нарастающей классовой борьбы; движение, которое поэтому быстро растет в размерах и влиянии» [52].

Продолжение следует

Примечания:

[17] Labour Review, January 1957, Volume 2, Number 1, p. 1.

[18] Ibid., p. 2.

[19] Ibid., pp. 2–3.

[20] Ibid., p. 29.

[21] Ibid., p. 30.

[22] Ibid., March-April 1957, Vol. 2, No. 2, p. 35.

[23] Ibid.

[24] «The Chinese C.P. and Hungary». Michael Banda, Labour Review, March-April 1957, Vol. 2, No. 2, p. 57.

[25] Email from Barbara Slaughter to David North, July 20, 2021.

[26] The Newsletter, Vol. 1, No. 1, May 10, 1957, p. 5.

[27] Ibid.,p. 4.

[28] The Newsletter, Vol. 1, No. 3, p. 21.

[29] Cliff Slaughter, «Trotsky’s Marxism Under Attack». Fourth International, August 1968, pp. 45–46.

[30] The Newsletter, May 3, 1958, p. 133.

[31] Ibid.

[32] Labour Review, «Hands off the ‘Blue Union’! Democracy on the Docks», Volume 3, Number 1, January-February 1958.

[33] The Newsletter, November 22, 1958, p. 309.

[34] The Newsletter, January 3, 1959, p. 1.

[35] Ibid., pp. 2–3.

[36] The Newsletter, February 28, 1959, p. 1.

[37] Ibid., pp. 2–3.

[38] Ibid., p. 3.

[39] «The Challenge of the Socialist Labour League». Labour Review, April-May 1959, Vol. 4, No. 1, p. 1.

[40] «Revolution and Class Consciousness». Labour Review, April-May 1959, Vo. 4, No. 1, p. 5.

[41] Письмо доступно здесь.

[42] Labour Review, April-May 1959, p. 7.

[43] Ibid., p. 9.

[44] Ibid., p. 12.

[45] The Newsletter, «The Socialist Labour League Looks to the Future». April 11, 1959, pp. 108–09.

[46] Ibid., p. 110.

[47] Ibid.

[48] Ibid., p. 111.

[49] Ibid.

[50] Ibid., p. 112.

[51] Ibid.

[52] «Marxists in Conference». Labour Review, July-August 1959, Vol. 4, No. 2, p. 40.