Русский

Стратегия «нулевого ковида» ведет к сокращению случаев заболевания «Омикроном» по всему Китаю

Несмотря на заявления корпоративных СМИ в США и других странах о том, что в Китае набирает обороты волна COVID-19, фактические цифры демонстрируют, что китайская система здравоохранения успешно сдерживает вспышку штамма Омикрон BA.2. Число случаев заражения значительно ниже, чем в США, где администрация Байдена заявила, что коронавирус вышел из фазы пандемии и больше не представляет чрезвычайной угрозы. За два месяца, прошедших с начала текущей вспышки, умерло меньше китайцев, чем умирает в США ежедневно.

Уровень смертности от коронавируса в США упал до «минимума» — около 400 человек в день. Напротив, общее число погибших в Китае с тех пор, как Омикрон BA.2 попал в страну из-за рубежа в начале марта, составляет 287 человек — за период почти 60 дней! За тот же период погибли 42 тысячи американцев, что более чем в 100 раз больше, чем число жертв болезни в Китае.

К полуночи 27 апреля 2022 года Национальная комиссия здравоохранения (NHC) Китайской Народной Республики подтвердила 4923 случая смертей в материковом Китае. На 1 марта 2022 года этот показатель составлял 4636 человек. Кроме двух смертей за пределами Шанхая, оставшиеся 285 смертей связаны с Шанхаем, центром производства, торговли и финансов мирового уровня. Число случаев заболевания начало расти в середине марта.

Первые из этих смертей случились 17 апреля, когда было зарегистрировано трое погибших. К тому времени число случаев заражения было на пике: среднее число ежедневных случаев за семь дней достигло 26 412; уже было проведено несколько раундов массового тестирования. Карантин к тому моменту приближался к третьей неделе.

Два дня спустя, 19 апреля, было зарегистрировано еще семь смертей, в результате чего общее число погибших в материковом Китае достигло 4648 человек. На следующий день погибло семь человек, а днем после — еще восемь, в результате чего общее число погибших составило 4663 человека. 22 апреля в Шанхае впервые было зафиксировано двузначное количество смертей: в этот день погибло 11 человек, а на следующий день число погибших возросло до 12, в результате чего общее число смертей составило 4686.

В прошлое воскресенье, 24 апреля, органы здравоохранения Шанхая сообщили о внезапном скачке числа погибших до 39 человек. С тех пор рост числа случаев остается стабильным: 51 в понедельник и 48 во вторник. В среду умерло 48 человек.

С 1 марта 2022 года в материковом Китае было зарегистрировано 677 980 случаев заболевания, причем львиная их доля приходится на Шанхай — 558 147 по состоянию на прошлую среду. Тем не менее подтверждены как симптоматические немногим более 96 тысяч случаев. Другими словами, если бы не меры массового тестирования и отслеживания контактов зараженных, можно было бы пропустить почти 80 процентов случаев заболевания.

Если отталкиваться от общепринятого коэффициента летальности от инфекции (IFR), который для COVID составляет около 0,5 процента, можно ожидать еще около 300 смертей в течение следующих нескольких недель, если сохранится нынешняя доля симптоматических инфекций.

Важность подробного изложения этих статистических данных заключается в том, что различные СМИ неоднократно ссылались на экспертов, утверждающих, что цифры, сообщаемые китайскими властями, сфальсифицированы, чтобы представить более радужную картину их мер по борьбе с пандемией, и поэтому им не следует доверять. Очевидная политическая цель состоит здесь в том, чтобы очернить политику «нулевого ковида» и стратегию Китая, где приоритет до сих пор имела не «экономика» — на деле, прибыль корпораций, — а сохранение жизней.

Например, телеканал CNN цитирует эксперта по инфекционным заболеваниям доктора Питера Коллиньона, профессора медицинской школы Австралийского национального университета, который сказал, что в Шанхае должно было бы быть до 700 смертей на каждые 100 тысяч случаев заболевания, потому что в январе 2022 года в Гонконге было зарегистрировано 9 тысяч смертей от COVID из 1,19 миллиона заражений. Эпидемиолог из Миннеаполиса доктор Майкл Остерхольм и другие сделали аналогичные заявления.

Что касается более низкого числа смертей, то, во-первых, меры, принятые в Шанхае, в корне отличалась от реакции правительства Гонконга. Медицинская помощь, оказанная на ранних этапах болезни, способна предотвратить осложнения, вызванные инфекцией. Прилагается максимум усилий для учета и лечения как бессимптомных, так и симптоматических случаев.

Во-вторых, учитывая данные, представленные NHC, отношение во времени случаев заражения к случаям смертей протекает в соответствии с ожидаемыми эпидемиологическими прогнозами. Очевидно меньшее число погибших по сравнению со всеми зарегистрированными случаями связано с тем, что китайские органы здравоохранения стараются выявить и зарегистрировать все случаи заражения, в том числе и бессимптомные, чего, как правило, не делают в других странах.

Во время последней волны массового заражения в Европе, США и везде, где «Омикрон» прочно закрепился, отношение количества положительных результатов тестирования к их общему количеству резко увеличилось, что означает значительный недоучет инфекций. Большинство зарегистрированных случаев приходится на пациентов с симптомами, самостоятельно обращающихся за медицинской помощью.

Например, по данным Worldometer, во время пандемии в США было зарегистрировано 82,8 миллиона случаев заражения COVID. Однако, согласно недавнему исследованию серопревалентности, проведенному Центрами по контролю и профилактике заболеваний (CDC), реальное количество заражений COVID к февралю 2022 года приближается к 200 миллионам. И это без учета значительного числа повторных заражений.

Предположим, что мы используем IFR в 0,5% для COVID, а количество заражений оставим равным 80 миллионам. В этом случае ожидается, что в США произошло бы 400 тысяч смертей от COVID. Но нынешнее официальное число погибших находится на уровне около одного миллиона, что соответствует, с тем же IFR, общему числу инфицированных в 200 миллионов человек.

В настоящее время около 400 человек по-прежнему умирают в США от COVIDкаждый день. Но Белый дом и его эксперты преподносят эти мрачные новости в позитивном ключе.

Несмотря на суматоху, с которой столкнулась китайская система здравоохранения во второй половине марта и в апреле, когда начался нынешний кризис, систематические усилия работников здравоохранения, судя по всему, позволяют говорить об успехе борьбы с вирусом. Действительно, во многих недавних сообщениях буржуазной прессы неохотно признается, что усилия по сдерживанию пандемии доказывают свою эффективность.

Среднее число ежедневных случаев заболевания за последние семь дней сократилось до 17 тысяч, что на 35 процентов меньше, чем за 11 дней с момента пика. В среду в материковом Китае было зарегистрировано всего 11 285 новых местных, т.е. не завезенных из-за границы, случаев заражения, что является самым низким показателем с 3 апреля. Если исключить случаи, зарегистрированные в Шанхае, то вчера в материковом Китае было обнаружено всего 663 случая инфекции. В провинции Гирин (Цзилинь), месте первоначальной вспышки на северо-востоке страны, число случаев заболевания COVID сократилось до 154.

Власти Шанхая также сообщили о самых низких показателях с середины апреля, когда было зафиксировано более 27 тысяч случаев заболевания COVID. 28 апреля было зарегистрировано всего 10 622 случая заболевания COVID, из которых 1292 были симптоматическими, что побудило чиновников начать предпринимать шаги по выходу из карантина путем ослабления ограничений в районах, где за последнее время не было зафиксировано случаев заражения COVID-19.

Жители выстраиваются в очередь во время первого раунда массового тестирования на COVID в районе Цзинъань на западе Шанхая, Китай, 1 апреля 2022 года. (AP Photo/Chen Si, File)

Тем не менее внимание мировой прессы сосредоточено на вспышке COVID в Пекине, так как власти объявили, что около недели передача инфекции среди населения проходила незамеченной. Большинство первоначальных случаев были обнаружены в районе Чаоян в средней школе, что побудило власти к оперативной реакции.

28 апреля в столице Китая было зарегистрировано 48 симптоматических и два бессимптомных случая, что дает основания подозревать, что вспышка гораздо более масштабна, чем показывают текущие данные. На прошлой неделе предпринимались усилия по проведению трех раундов массового тестирования по всему городу, первый из которых был завершен в понедельник для более чем 19,8 миллионов горожан.

Как и в Шанхае, ожидается резкий рост числа случаев заболевания. Такое развитие событий — не предвестник взрывного роста случаев болезни, а результат систематических усилий по выявлению всех случаев инфицирования, что имеет целью устранить патоген из локального сообщества с помощью давно известных мер общественного здравоохранения. В настоящее время карантин введен только в районе Чаоян, в то время как в остальных районах повышенного риска введены ограничения на передвижение. Более широкий карантин может быть введен, если общегородское тестирование покажет, что распространение вируса в городе гораздо более велико.

Вместо того, чтобы приветствовать титанические усилия работников здравоохранения, предпринятые для сдерживания инфекции, представители финансовой олигархии высказывают осуждение и недовольство происходящим. Колм Рафферти, председатель базирующейся в Пекине Американской торговой палаты в Китае, заявил газете Wall Street Journal (WSJ): «Сегодня ситуация в Пекине кажется стабильной, но мы по-прежнему обеспокоены возможностью общегородского карантина».

WSJдобавил: «По состоянию на понедельник в общей сложности 46 городов и 343 миллиона их жителей по всей стране находились под частичным или полным карантином или столкнулись в какой-либо степени с ограничениями на передвижение… На эти города приходится более 24 процентов населения Китая и более 35 процентов его ВВП».

Редакторы WSJ никогда не утруждают себя вопросом: «В какой степени Омикрон навредил экономической активности в США?» С декабря по февраль было инфицировано более 80 миллионов человек, что составляет четверть населения США. За этот период также погибло 170 тысяч человек, в том числе значительное число ранее полностью вакцинированных.

Более 8,7 миллионов американцев покинули рынок труда из-за заболевания COVID или для ухода за инфицированным близким. Более 5,3 миллиона родителей и опекунов должны были следить за детьми, которые перешли на домашнее обучение; авиакомпаниям пришлось отменять рейсы из-за нехватки рабочей силы. В то время, как предприятия, рестораны и розничные магазины сокращали рабочий день, медицинские работники вновь оказались на грани истощения, поскольку отделения неотложной помощи и больницы были переполнены инфицированными пациентами.

Крис Уильямсон, главный экономист по бизнесу в IHS Markit, сказал, что на фоне явного спада в секторе услуг и обрабатывающей промышленности «резкий рост числа случаев заражения вирусом практически привел экономику США к остановке в начале года».

24 января газета WSJ писала: «В США сводный индекс деловой активности, рассчитанный IHS Markit, который измеряет активность как в производственном секторе, так и в секторе услуг, упал до 50,8 в январе с 57 в декабре, достигнув 18-месячного минимума… Саймон МакАдам, старший эксперт по мировой экономике Capital Economics, сказал в сообщении клиентам, что спад в значительной степени был обусловлен отсутствием персонала, связанного с COVID».

Если коронавирусу позволят беспрепятственно и бесконтрольно выкашивать население Китая, это стало бы еще одним ударом исторического масштаба по международному рабочему классу, — одним из многих, которые пришлось пережить рабочим во время пандемии.

Однако, исходя из текущих тенденций, стратегия «нулевого ковида» должна положить конец нынешней угрозе в Китае за меньшее время, чем потребовалось «Омикрону» для прореживания населения США и Европы. В социальном масштабе меры по ликвидации вируса неизменно оказывались правильным ответом. Однако война с коронавирусом — это война против социально-экономических условий, которые позволяют угрозе постоянно воспроизводиться. Победа над вирусом потребует фронтальной атаки на капитализм.

Loading