Русский
Перспективы

Смерть Михаила Горбачева и наследие сталинистской контрреволюции

Михаил Горбачев, бывший генеральный секретарь ЦК КПСС и президент Советского Союза, скончался во вторник в возрасте 91 года в московской больнице. Как сообщается, он уже несколько лет страдал от заболевания почек.

Горбачев, вступивший в КПСС в 1950 году, был верным слугой советской бюрократии в течение трех с половиной десятилетий. Он несет ответственность за последний акт предательства, совершенный паразитической кастой, которая возвысилась над советским рабочим классом и кормилась за его счет. Речь о полномасштабной реставрации капитализма и расчленении СССР на полтора десятка государств. Горбачев был человеком, с которым, по словам архиреакционной Маргарет Тэтчер, «можно было делать бизнес».

Президент СССР Михаил Горбачев выступает перед группой из 150 бизнес-лидеров в Сан-Франциско 5 июня 1990 года. [Фото AP /Дэвид Лонгстрит] [AP Photo/David Longstreath]

Горбачевская политика «перестройки», осуществлявшаяся с середины 1980-х до начала 1990-х годов, запустила процесс систематического демонтажа системы национализированной собственности, возникшей в результате русской революции 1917 года. «Перестройка» отменила ограничения на ведение внешней торговли, легализовала малый бизнес, прекратила субсидии для ключевых отраслей промышленности, резко ухудшила трудовое законодательство и привела советскую экономику и общество в состояние полного расстройства.

Предприятия были вынуждены внезапно перейти на систему «самофинансирования». Они оказались неспособными обеспечить ресурсы, необходимые им для производства, выплату заработной платы или финансирования социальных услуг и льгот, являвшиеся правом рабочего класса и основой его жизненного уровня. Руководящие кадры фабрик и заводов, находившихся в наиболее выгодных условиях и перешедших на производство ради прибыли, изымали товары из государственного сектора экономики и продавали остро необходимые потребительские товары по завышенным рыночным ценам.

Реформы положили начало процессу массового разграбления государственных активов. Дети правящей элиты воспользовались особыми юридическими привилегиями, предоставленными членам Комсомола, для открытия бизнеса и продажи советских активов и ресурсов внутри страны и за рубежом. Возникла целая параллельная банковская система, поскольку те, у кого был доступ к финансовым счетам предприятий, проворачивали кредитные операции, извлекая выгоду из кризиса и социального отчаяния.

К 1989 году около 43 миллионов человек в СССР получали менее 75 рублей в месяц, что значительно ниже официальной черты бедности, составлявшей около 200 рублей. В 1995 году исследователь Джон Эллиот описывал эти годы как период, для которого были характерны «ухудшение качества и недоступность товаров, расширение специальных каналов распределения, более длинные и медленные очереди, рост распределения по талонам, более высокие цены… фактическая стагнация в сфере здравоохранения и образования, а также рост бартера, региональной автаркии и местного протекционизма». Официально в 1990 году около 4 миллионов человек были безработными, но специалисты утверждают, что эта цифра была значительно занижена, а реальное число безработных достигало 20 миллионов. Массы людей столкнулись с разрушением своего жизненного положения. В обществе в последующие годы вырвались наружу все социальные бедствия: алкоголизм, наркомания, смерть от отчаяния.

За все это Горбачева широко и справедливо ненавидят во всем бывшем СССР.

Во время «перестройки» Международный Комитет Четвертого Интернационала (МКЧИ), мировое троцкистское движение, был единственной политической тенденцией, которая отвергла заявления Горбачева о том, что он открывает новую эру процветания и «социалистической справедливости», где достойные люди будут вознаграждены, а коррумпированные искоренены. В заявлении 1987 года Что происходит в СССР? Горбачев и кризис сталинизма, МКЧИ предупреждал:

Для рабочих в Советском Союзе, равно как для рабочих и угнетенных масс во всем мире, так называемая политика реформ Горбачева представляет зловещую угрозу. Она подвергает опасности исторические завоевания Октябрьской революции и связана с усилением контрреволюционного коллаборационизма бюрократии с империалистами в мировом масштабе.

МКЧИ опубликовал десятки заявлений, разоблачающих Горбачева и его политику, показывая их суть. Эта экстраординарная летопись политического анализа представлена здесь. Дэвид Норт, в настоящее время национальный председатель Партии Социалистического Равенства и председатель международной редакционной коллегии Мирового Социалистического Веб Сайта, посетил СССР в 1989 году, стремясь вмешаться в события. Он говорил с рабочими, студентами и представителями интеллигенции о политических опасностях, которые представляла собой фальшивая программа реформ Горбачева.

Выступая против концепции, согласно которой советская бюрократия переживает процесс «самореформ», МКЧИ боролся против всех тех, кто называл себя социалистами, поддерживал Горбачева и восторгался им. Ведущими лжесоциалистами были паблоистские партии, которые в 1953 году порвали с троцкизмом на том основании, что сталинизм нужно не свергать, а оказывать на него давление, чтобы сдвинуть влево. Такие лжесоциалисты покрывали и облегчали множество преступлений сталинизма против рабочего класса в течение следующих десятилетий. В 1980-е годы паблоисты были охвачены «горбиманией», восхваляя советского лидера как великого освободителя, а его жену, которую в СССР ненавидели за ее бесстыдную демонстрацию личного богатства, — как настоящую «первую леди» страны.

В 1989 году Эрнест Мандель, ведущий теоретик паблоизма, заявил в своей книге Beyond Perestroika (После перестройки): «С точки зрения советских трудящихся и мирового пролетариата, Горбачев сегодня — лучшее решение для СССР». Только за тот год, согласно официальным данным, СССР потерял в забастовках 7,3 миллион рабочих дней, в основном из-за массовых беспорядков на шахтах. Только за первые девять месяцев следующего года это число выросло до 13,7 миллиона.

МКЧИ настаивал, что Горбачев не порвал со сталинизмом, как утверждали паблоисты и многие другие, а довел его до логического завершения. МКЧИ основывал свой анализ на исторической перспективе, уходящей корнями в борьбу под руководством Льва Троцкого против сталинизма и последующую борьбу МКЧИ против паблоизма.

Троцкий, наряду с Лениным, стоял во главе русской революции 1917 года, а затем возглавил социалистическую оппозицию против Сталина. Он называл бюрократию, возникшую в условиях отсталости и изоляции Советского Союза, жандармом, контролирующим, кому достанется — и какой именно — кусок растущего, но пока еще недостаточного пирога (общественного продукта). Этот жандарм, конечно, в первую очередь заботился о своем собственном и весьма значительном куске.

В противоречии с эгалитарными принципами революции и притязаниями трудящихся масс на богатство, производимое их собственным трудом, бюрократия правила силой. Большой террор 1930-х годов, кульминацией которого стало убийство Троцкого от рук сталинского агента в августе 1940 года, уничтожил несколько поколений революционеров и был нацелен на жестокое подавление требований пролетариата.

Однако безжалостный террор не решил главную проблему советской бюрократии, которая заключалась в рабочем классе. Поскольку правящая элита жила за счет национализированной собственности, возникшей в результате революции 1917 года, она знала, что рабочие СССР могут возродить свои претензии на то, что они когда-то завоевали, и тем самым отстранить бюрократов от власти. Как писал Троцкий в книге Преданная революция, вопрос заключался в следующем: «Чиновник ли съест рабочее государство, или же рабочий класс справится с чиновником?» Неоднократные вспышки гнева рабочего класса против сталинизма — в Венгрии в 1956 году, в Чехословакии в 1968 году, в Польше в 1980–1981 годах, — преследовали ВКП(б)-КПСС и приводили ее в ужас.

Все это время Горбачев поднимался вверх по иерархии партийной бюрократии. Его поддерживали силы, которые, — несмотря на критику преступлений Сталина, которую в рамках хрущевской «оттепели» многие стали высказывать в адрес «культа личности», — были полноправными участниками кровавого правления диктатора. Эти партчиновники бескомпромиссно защищали свои собственные привилегии и власть, свои комфортабельные квартиры, дома отдыха, персональных шоферов, закрытые распределители, где только они могли приобретать качественные товары и так далее.

При поддержке Леонида Брежнева в 1970-е годы Горбачев вошел в высшую элиту КПСС. Он был политически и лично близок к Юрию Андропову, который 15 лет возглавлял сталинистскую тайную полицию, а потом стал первым архитектором перестроечных реформ. Они даже отдыхали вместе.

После смерти Андропова в 1984 году Горбачев стал ведущим представителем того крыла КПСС, которое считало, что единственный способ сохранить свои привилегии — это как можно быстрее реставрировать капитализм в СССР, то есть превратить самих себя, как и предсказывал Троцкий, в подлинный класс собственников, опередив пролетариат, который мог бы выступить против этого. Когда в конце 1980-х годов в СССР начались забастовки шахтеров, а миллионы рабочих в других отраслях промышленности прекращали работу в знак протеста против политики «перестройки», бюрократия ускорила процесс капиталистической реставрации.

Наряду с «перестройкой» Горбачев инициировал политику «гласности». Это позволило впервые за многие десятилетия провести публичные дискуссии и обсуждение вопросов советской истории, включая дальнейшие разоблачения преступлений Сталина. Целью «гласности», однако, была не демократизация советского общества, не говоря уже про предоставление рабочему классу права решать дела своего собственного государства. Наоборот, целью Горбачева было создать социальную базу для реставрации капитализма среди формирующейся советской мелкой буржуазии и тех слоев, которые стремились в нее войти. Он предоставил им право голоса в политических вопросах и поощрял либерально-демократическое переосмысление советской истории, которое было одновременно антикоммунистическим, но также защищало нападки Сталина на Троцкого. В дополнение к тому, что Троцкий являлся объектом бесконечных потоков исторической лжи, верхи презирали его как «уравниловщика».

По мере развития «гласности» КПСС наращивала фронтальное наступление на принцип равенства. Равенство было объявлено корнем множества проблем СССР. Особая мстительность была направлена на рабочий класс, который якобы получал слишком много и делал слишком мало. В то время как многие бывшие революционеры были в эпоху Горбачева официально реабилитированы, Троцкий оставался объектом официальной ненависти и фальсификаций. В своей речи, посвященной 70-летию Октябрьской революции 1917 года, Горбачев недвусмысленно осудил Троцкого как еретика и «чрезмерно самоуверенного, всегда виляющего и жульничающего политика». До своего распада КПСС так и не реабилитировала Троцкого.

В своей речи на съезде Коммунистической партии в 1990 году Горбачев заявил, что его реформы заложили «материальную основу для необратимого мирного периода истории и для решения глобальной проблемы человечества». Ни того, ни другого не произошло. Распад Советского Союза привел к сокращению продолжительности жизни, невиданному в отсутствие мировой войны.

Путинский режим в России представляет собой ту часть олигархии, которая чрезвычайно обогатилась за счет ликвидации государственных активов, но подавляющее большинство жителей России и бывшего СССР живут в нищете. Весь регион является объектом империалистических махинаций. Мало что осталось от мирового положения, выстроенного после Второй мировой войны. Ближний Восток и Северная Африка в огне. Украина разрушается в рамках войны США и НАТО против России. Мир стоит ближе к ядерному холокосту, чем когда-либо прежде.

Как утверждал МКЧИ на протяжении десятилетий, ликвидация СССР советской бюрократией не ознаменовала триумф глобального капиталистического порядка, а стала первым признаком его погружения в состояние все более глубокого кризиса. В 1980-х и 1990-х годах система национальных государств послевоенной эпохи шла по пути распада под давлением глобализации, а все те силы, которые прежде контролировали рабочий класс и удерживали его борьбу в рамках национальных границ — от сталинистов до социал-демократов и профсоюзов — прогрессирующим образом разваливались. Империалисты, которые долгое время опирались на сталинистов в политической стабилизации мировой системы, снова готовы вцепиться друг другу в глотку, соперничая за контроль над ресурсами и рынками. Открытие СССР для иностранных инвесторов значительно увеличило масштабы добычи.

25 декабря 1991 года Горбачев подписал декларацию, согласно которой Советский Союз прекратил свое существование. С тех пор прошли 30 лет бесконечных войн. Вскоре после того, как он умер во вторник, страницы западной прессы наполнились осаннами бывшему советскому лидеру. Те самые новостные агентства, которые проливают слезы по поводу последнего контрреволюционера СССР, также аплодируют войне США и НАТО против России. Они требуют не прекращения кровавой бойни, а ее расширения.

Горбачев и его наследники среди постсоветских лидеров отказались от ленинского понимания империализма, объявив это мифом. Истинное наследие Горбачева заключается не в его идиотских заявлениях о предполагаемых достоинствах капитализма, а в факте братоубийственной войны, подготовленной США и НАТО, которая в настоящий момент разрывает Украину на части и нацелена на расчленение России.

Что касается заявлений Запада о том, что реформы Горбачева и распад СССР возвестили «конец истории» и означали триумф либерального мирового порядка, то все это оказалось столь же ложным. Американская демократия находится на грани смерти. Спустя девятнадцать месяцев после того, как крайне правый переворот едва не свалил правительство США, президент Байден все еще только собирается выступить с речью об угрозе краха американской демократии. Тем временем ожидаемая продолжительность жизни в США сократилась на ошеломительные три года из-за убийственной реакции правящего класса на пандемию.

Но точно так же, как сталинистские бюрократы и империалисты ошиблись по части победы глобального капитализма, они ошибаются и в отношении классовой борьбы и предполагаемого конца социализма. Масштабный рост социального неравенства, гротескное состояние современной политики, жестокости повседневной жизни вовлекают в борьбу десятки миллионов людей по всему миру. Для них социализм не умер вместе с Советским Союзом, а, напротив, стоит в самом центре актуальной повестки дня.

Loading