Русский

Немецкий профсоюз работников химической промышленности соглашается на 15-процентное снижение реальной заработной платы для 580 000 рабочих

Почти 7 миллионов рабочих в Германии в настоящее время вовлечены в договорные споры: 3,8 миллиона в металлургической и электротехнической промышленности, 2,3 миллиона в государственном секторе на федеральном и местном уровнях и 580 000 в химической промышленности. Теперь профсоюз работников химической промышленности, IG BCE, пошел дальше и согласился на реальное сокращение заработной платы, подобного которому не было со времен Великой депрессии начала 1930-х годов.

Михаэль Василиадис, председатель IG BCE [Фото: Helge Krückeberg / CC BY-SA 3.0] [Photo by Helge Krückeberg / CC BY-SA 3.0]

В то время как официальный годовой уровень инфляции составляет 10 процентов, заработная плата работников химической промышленности увеличится всего на 3,25 процента в начале 2023 и в начале 2024 годов соответственно. Контракт рассчитан до июня 2024 года. Поскольку срок действия старого контракта уже истек в марте, новый контракт в общей сложности охватывает период 27 месяцев.

Рабочий-химик, получавший среднемесячную заработную плату в размере 3100 евро брутто [до вычета налогов] в апреле 2022 года, летом 2024 года получит оговоренную в контракте зарплату в размере 3302 евро. Однако, чтобы иметь возможность купить ту же корзину товаров при среднем уровне инфляции в 10 процентов, этот работник должен был бы заработать 3880 евро. Это означает потерю 578 евро в месяц, то есть речь идет о реальном снижении заработной платы на 15 процентов!

Чтобы смягчить этот шок и ослабить противодействие ему, профсоюз IG BCE и ассоциация работодателей BAVC договорились о единовременных выплатах, которые будут выплачиваться без каких-либо вычетов. С апреля уже было перечислено 1400 евро за месяцы без нового контракта, — сумма, которую компании, «испытывающие трудности», могут, однако, сократить. В начале 2023 и начале 2024 года будут произведены еще два единовременных платежа в размере 1500 евро. Работники, занятые неполный рабочий день, получат соответствующую пропорцию единовременных выплат в размере не менее двух выплат по 500 евро. Стажеры получат по 500 евро каждый.

Эти единовременные выплаты уменьшают непосредственные последствия инфляции, особенно для людей с низкими доходами, но они ничего не дают для смягчения долгосрочного сокращения заработной платы. Даже если уровень инфляции снизится в 2024 году — что далеко не гарантировано, — цены не вернутся к старому уровню. Вместо этого они продолжат расти чуть медленнее. С другой стороны, заработная плата, оговоренная в контракте, упадет обратно до уровня апреля 2022 года плюс жалкие 6,5 процента (два раза по 3,25%).

В то же время официальный уровень инфляции лишь неполно отражает фактическую нагрузку на работающие семьи. Согласно опросу, проведенному Международным университетом в Эрфурте, «воспринимаемая» инфляция в сентябре в Германии составила 34 процента.

Расхождение между официальной и «воспринимаемой» инфляцией связано с тем, что первая измеряется с использованием широкой корзины товаров. Официальная корзина включает расходы, которые происходят нерегулярно или такие, которые многие люди больше не могут себе позволить: покупка автомобиля, телевизора или компьютера, билета в театр и т.д. «Воспринимаемая» инфляция включает цены на продукты питания, энергоносители и арендную плату, то есть регулярные и непосредственно ощутимые всеми расходы, и она растет гораздо быстрее.

Коллективный договор работников химической промышленности является результатом тесного сотрудничества между профсоюзами, корпорациями и федеральным правительством. Работники, которые хотят защитить свою заработную плату, рабочие места и социальные завоевания, сталкиваются с единым враждебным фронтом, в котором профсоюзы играют ведущую роль.

Президент профсоюза работников химической промышленности Михаэль Василиадис является ключевой фигурой в инициативе «Согласованные действия», которая регулярно собирается в офисе федерального канцлера под руководством Олафа Шольца (социал-демократы, СДПГ). Вместе с президентом химической промышленности Зигфридом Руссвурмом Василиадис возглавляет комиссию по ценам на газ, которая согласилась на щедрые денежные выплаты для богатых и крупных корпораций, а также приняла жалкие грошовые ассигнования для бедных, низовых работников и малого бизнеса.

Василиадис также входит в наблюдательный совет пяти крупных немецких химических и энергетических компаний — BASF, Steag, RAG, Henkel и Vivawest. Кроме того, он лично связан с Объединением немецких профсоюзов (DGB), членами которой являются IG Metall и профсоюз работников сферы услуг Verdi. Его партнером в профобъединении является председатель DGB Ясмин Фахими, бывшая высокопоставленная чиновница СДПГ.

Два месяца назад премьер-министр земли Нижняя Саксония Штефан Вайль (СДПГ) наградил Василиадиса медалью Федеральный крест за заслуги 1-й степени. Василиадис расценил медаль как признание «сплоченности всего IGBCE — и это выходит далеко за рамки классических задач профсоюза. Наше базовое понимание основано на социальном партнерстве, как с компаниями, так и с обществом», — подчеркнул он.

Контрактная сделка в химической промышленности была согласована непосредственно с офисом канцлера. Решение правительства освободить коллективно согласованные единовременные платежи от налогов и взносов на социальное обеспечение должно облегчить профсоюзам достижение соглашений о низких заработных платах и вытекает из предложения Василиадиса. Компании с энтузиазмом одобряют одноразовые платежи. «Иначе для того, чтобы рабочие получили 1000 евро, нам пришлось бы выделить 1600 евро», — заявил газете WAZ участник переговоров Ханс Обершульте.

Сделка в химической промышленности была согласована в рекордно короткие сроки, чтобы установить планку для предстоящих контрактов в электротехнической и металлургической промышленности страны, а также в государственном секторе, где профсоюзы ожидают значительного сопротивления любому подобному диктату в отношении заработной платы.

«Мы выполнили поставленную задачу, теперь остальные должны сделать то же самое, — сказал Василиадис, с удовлетворением комментируя сделку. — В этой исторически исключительной ситуации с беспрецедентными темпами инфляции и угрозой рецессии все стороны переговоров взяли на себя ответственность за работников, промышленные объекты и внутренний спрос одновременно». Соглашение имеет «сигнальный эффект далеко за пределами (химической) промышленности».

Ассоциация работодателей также выразила свое удовлетворение. «Работодатели и профсоюзы объединяются в условиях кризиса, — прокомментировал президент BAVC Кай Бекманн. — Последствия войны особенно сильно ударили по нашей промышленности. Тем более важно, чтобы мы преодолели существующие разногласия с помощью конструктивных коллективных переговоров. Это то, что характеризует социальное партнерство в нашей отрасли».

Масштабное сокращение реальной заработной платы — лишь один из результатов этого «социального партнерства» между профсоюзами, компаниями и правительством. Промышленный гигант BASF, в наблюдательном совете которого заседает Василиадис, объявил о радикальной программе сокращений на 2023 и 2024 годы, включая сокращение рабочих мест. Компания хочет уменьшить ежегодные непроизводственные расходы на 500 миллионов евро, более половины из которых приходится на Людвигсхафен, где работают 39 000 из 111 000 сотрудников компании по всему миру.

ОЭСР и МВФ прогнозируют глубокую рецессию в Германии в наступающем году. На этом фоне многие компании реагируют остановками и массовыми увольнениями. В исследовании Deutsche Bank нынешний энергетический кризис рассматривается как «отправная точка для ускоренной деиндустриализации Германии».

Рабочие могут противостоять этим нападкам, только порвав с мафиозными структурами социального партнерства предпринимателей и профсоюзов, организуясь самостоятельно и объединяясь со своими коллегами в других странах. Партия Социалистического Равенства (SGP) и Четвертый Интернационал, членом которого она является, создали Международный союз низовых комитетов трудящихся, чтобы организовать глобальное контрнаступление против социальных сокращений, войны и неконтролируемого распространения пандемии коронавируса.

Во Франции сотни тысяч людей выходят на улицы в знак протеста против последствий инфляции и в защиту бастующих работников нефтеперерабатывающих заводов, которых правительство Макрона принудительно обязывает работать. В Британии назревает всеобщая забастовка. Страх, что рабочие в Германии присоединятся к этому движению, преследует профсоюзных бюрократов как кошмар. Это единственная причина, по которой они сейчас пытаются скрыть с помощью единовременных выплат то, что является сокращением заработной платы исторического значения.

Loading