Дэвид Норт представляет турецкое издание В защиту Льва Троцкого на книжной ярмарке в Стамбуле

От нашего корреспондента
3 декабря 2019 г.

Дэвид Норт, председатель международной редакционной коллегии Мирового Социалистического Веб Сайта и национальный председатель Партии Социалистического Равенства Соединенных Штатов, выступил 10 ноября перед турецкой аудиторией на международной стамбульской книжной ярмарке в выставочном комплексе Tüyap. Выступление проходило дистанционно в прямом эфире в формате видеоконференции.

Норт представил публике свою переведенную на турецкий язык книгу В защиту Льва Троцкого, которую недавно опубликовало издательство Mehring Yayıncılık (Mehring Books). Это издательство присутствовало на книжной ярмарке со своим выставочным стендом и анонсировало публикацию пяти работ Международного Комитета Четвертого Интернационала (МКЧИ). Среди них уже упомянутое произведение, а также книги Русская революция и незавершенное двадцатое столетие Д. Норта, Почему они снова здесь? Кристофа Вандрайера, Зачем изучать русскую революцию? (сборник статей и лекций), а также 1968 год: Всеобщая забастовка и восстание студентов во Франции Петера Шварца.

Речь Норта, перевод которой на турецкий язык велся в прямом эфире, опубликована полностью ниже. После своего выступления он смог напрямую ответить на вопросы стамбульской аудитории. Участники аудитории попросили Норта рассказать о перспективах троцкистского движения применительно к странам с запоздалым капиталистическим развитием и о том, как необходимо вести борьбу за социализм в рабочем классе Соединенных Штатов.

Плакат по поводу мероприятия с участием Дэвида Норта на книжной ярмарке в Стамбуле

Отвечая на последний вопрос, Норт сказал, что невозможно обладать «реалистичным пониманием ситуации в мире сегодня» или «разработать революционную стратегию в какой-либо стране, если вы не признаете, что центр кризиса мирового капитализма находится в Соединенных Штатах». Американский рабочий класс, отметил он, «потенциально является колоссальной революционной силой», способной дать ответ на нынешний кризис американского империализма, приведшего к взрывному извержению военной агрессии США в течение последних тридцати лет. «Вторжение в Ирак; кровавые интервенции на всем Ближнем Востоке, в Ливии, в Сирии; угрозы против Ирана; участие в бесконечных попытках дестабилизировать страну за страной, — все это проистекает из отчаянной попытки компенсировать экономический упадок путем безрассудного и все более жестокого использования военной силы», — добавил он.

Норт указал на растущие признаки политической радикализации и социальной борьбы американских рабочих и молодежи и растущую поддержку социализма. «Мы считаем, что наша обязанность как революционеров в Соединенных Штатах состоит в том, чтобы бороться с пагубным влиянием национализма и объяснять американским рабочим, что они должны видеть в рабочем классе других стран своих братьев и сестер, отождествлять себя с ними и поддерживать прогрессивную борьбу рабочих и молодежи во всем мире, рассматривая ее как свою собственную», — пояснил он.

«Мы считаем, что революционное движение современного мира состоит из взаимосвязанных очагов борьбы. Не существует такой страны, которая являлась бы изолированным островом. Современная экономика глобализирована. Политика глобализирована. Классовая борьба глобализирована. Величайший источник оптимизма, который сегодня оказывает влияние на наше видение будущего социализма, заключается в том, что концепция мировой социалистической революции приобретает огромную актуальность. Тот факт, что я могу обратиться к вам сегодня, используя эту технологию, демонстрирует потенциал, который существует для объединения международного рабочего класса на основе троцкистской марксистской теории».

****

Речь Дэвида Норта по поводу книги В защиту Льва Троцкого.

Для меня большая честь представить книгу В защиту Льва Троцкого на книжной ярмарке в Стамбуле. Это событие глубоко перекликается с историей. Чуть более девяноста лет тому назад, в феврале 1929 года, Троцкий прибыл в Стамбул в качестве политического ссыльного. Он был выслан из Советского Союза из-за своего отказа прекратить политическую борьбу, которую он вел с 1923 года как лидер Левой оппозиции против бюрократического перерождения Коммунистической партии, Третьего Интернационала и советского режима во главе со Сталиным. Четыре года, которые Троцкий провел в изгнании в Турции, прожив большую часть этого времени на острове Принкипо, стали одним из самых значительных и продуктивных периодов его жизни. С 1929 по 1933 год Троцкий написал два литературных шедевра: автобиографическую книгу Моя жизнь и монументальный трехтомник История русской революции.

Но эти работы едва ли охватывают весь спектр его политической активности. Несмотря на свою физическую изоляцию на острове, расположенном в 1700 километрах от Берлина, анализ Троцким политического кризиса в Германии, а также его усилия, направленные на то, чтобы поднять рабочий класс на борьбу против растущей угрозы нацизма, не только не имели себе равных в свое время, но и продолжают оставаться важнейшей теоретической и стратегической основой для современной борьбы против возрождения фашизма. И именно в последние месяцы своего изгнания в Турции Троцкий — вскоре после сталинистского предательства, приведшего к победе Гитлера в январе 1933 года, — выступил с призывом создать Четвертый Интернационал.

В июле 1933 года Троцкий покинул Турцию. В течение оставшихся лет его жизни, когда его изгнание продолжилось во Франции, Норвегии и, наконец, в Мексике, борьба за Четвертый Интернационал была в центре внимания всей работы Троцкого. Политическая перспектива, лежавшая в основе его неослабевающей концентрации на этом историческом проекте, была кратко объяснена Троцким в первом предложении программного документа, который он подготовил для учредительного конгресса Четвертого Интернационала в сентябре 1938 года: «Мировое политическое положение в целом характеризуется прежде всего историческим кризисом пролетарского руководства».

Троцкий пояснил, что мировая капиталистическая система была охвачена кризисом. «Производительные силы человечества перестали расти», — писал он.

«Новые изобретения и усовершенствования не ведут уже к повышению материального богатства. Конъюнктурные кризисы, в условиях социального кризиса всей капиталистической системы, обрушивают на массы все более тяжкие лишения и страдания. Рост безработицы углубляет, в свою очередь, финансовый кризис государства и подкапывает расшатанные денежные системы. Демократические правительства, как и фашистские, шествуют от одного банкротства к другому».

Троцкий представил в самых резких и точных терминах альтернативы, с которыми столкнулось человечество: «Без социалистической революции, притом в ближайший исторический период, всей культуре человечества грозит катастрофа». Но каким образом может быть достигнута победа социализма? Как реализовать объективный потенциал социализма? Это требовало создания важнейших субъективных условий для победы рабочего класса, то есть строительства Мировой Партии Социалистической Революции. «Исторический кризис человечества, — писал Троцкий, — сводится к кризису революционного руководства».

Этот исторический фон необходим для понимания политического контекста, из которого выросла книга В защиту Льва Троцкого, представляемая сегодня. Троцкий был убит агентом советской тайной полиции, тогда известной как ГПУ, в августе 1940 года. Его смерть стала политической кульминацией Большого террора, развязанного Сталиным и его преступными приспешниками против всего поколения марксистских интеллектуалов и рабочих, обеспечивших победу Октябрьской революции 1917 года.

Террор был подготовлен и сопровождался кампанией исторических фальсификаций, масштаб которых был чудовищным и почти непостижимым. Чтобы политически узаконить бюрократический режим, оправдать отказ от принципов Октябрьской революции и скрыть многочисленные предательства рабочего класса, Сталин был вынужден фальсифицировать каждый аспект истории русской революции и исказить до неузнаваемости марксизм как теоретическую основу социалистической революции.

Главной мишенью сталинской школы исторических фальсификаций был Троцкий. Искажение роли Троцкого в русской революции было обусловлено двумя фундаментальными соображениями. Во-первых, правдивое изложение практического вклада Троцкого в победу Октябрьской революции 1917 года и победу над контрреволюцией в Гражданской войне 1918–21 годов было несовместимо с той трактовкой этих событий, которая требовалась сталинистской бюрократии для оправдания своей узурпации политической власти.

Во-вторых, теория перманентной революции Троцкого, — обеспечившая стратегическую основу для завоевания большевиками власти в 1917 году, а также интернациональную перспективу мировой социалистической революции, выдвинутую новым советским режимом, — была диаметрально противоположна реакционной националистической программе «социализма в одной стране», которую выдвинул Сталин после смерти Ленина в 1924 году.

В результате вся политическая и идеологическая легитимность сталинистского режима и связанных с ним партий в разных странах мира строилась на поощрении фальсификации идей и деятельности Троцкого. Даже после смерти Сталина в марте 1953 года его преемники не смогли отвергнуть ложь, которая использовалась для криминализации Троцкого и троцкизма. В своем «секретном докладе» в феврале 1956 года на XX съезде КПСС Никита Хрущев, осудив преступления Сталина, исключил любое признание истинной роли Троцкого в истории Советского Союза. Здание антитроцкистской лжи осталось нетронутым.

К тому времени, когда в 1985 году Михаил Горбачев пришел к власти и начал проводить свою политику «гласности», с момента убийства Троцкого прошло 45 лет. Бюрократия открыла доступ к государственным архивам, содержащим массу документов, которые неопровержимо свидетельствуют о криминальном характере Московских процессов и убийства троцкистов сталинистским режимом. Однако горбачевский режим отказался санкционировать реабилитацию Троцкого.

Начиная с 1920-х годов, сталинистская бюрократия объявила Троцкого агентом империализма, стремящимся уничтожить Советский Союз. Еще в ноябре 1987 года Горбачев осудил Троцкого как «чрезмерно самоуверенного, всегда виляющего и жульничающего политика» и похвалил Сталина за то, что тот «отстоял ленинизм в идейной борьбе» против троцкизма. Это яростное нападение на Троцкого и троцкизм было озвучено циничным и лицемерным генеральным секретарем КПСС как раз в тот момент, когда он проводил свою рыночную «перестройку» и расчищал путь для реставрации капитализма и ликвидации Советского Союза.

Распад Советского Союза стал настолько полным подтверждением оправданности борьбы Троцкого против сталинизма, что могло казаться разумным ожидать, что ложь советской бюрократии будет, наконец, отправлена на свалку истории; что будет дана новая и честная оценка места Троцкого в советской и мировой истории, и что политическая дальновидность и моральное превосходство его борьбы за освобождение марксизма и социализма от извращений, порожденных сталинизмом, будут, наконец, открыто и полностью признаны.

Но ничего подобного не произошло. Вслед за концом СССР почти сразу последовала новая международная кампания против Троцкого и троцкизма. Вскоре возникла постсоветская школа исторических фальсификаций, которая сосредоточила свои усилия над объединением старой лжи сталинистской бюрократии с традиционной антикоммунистической риторикой западных правых историков времен «холодной войны».

Важно отметить, что процесс изучения истории происходит не в политическом и тем более не в моральном вакууме. В политически реакционной и интеллектуально деморализованной атмосфере, возникшей после распада Советского Союза, стремление делать успешную академическую карьеру перекрывало стремление защищать историческую правду. Постсоветская школа исторических фальсификаций привлекла к себе многих новобранцев. В период интеллектуального отступления, как хорошо сказал Троцкий, сила политической реакции не только побеждает. Она также и убеждает.

Но остается вопрос: какая политическая необходимость была в становлении постсоветской школы исторических фальсификаций? В чем коренилась особая потребность во лжи относительно советской истории и роли Льва Троцкого? Разве сам факт распада Советского Союза не дискредитировал и не опроверг марксизм, большевизм и перспективу социалистической революции? Разве не наступил «конец истории»?

Утверждение, что Октябрьская революция и весь социалистический проект были обречены на провал, основывалось на одном центральном допущении: что распад СССР в 1991 году был неотвратимым следствием революции 1917 года. Или, говоря несколько иначе, сталинизм был неизбежным продуктом марксизма и большевизма. Не было никакой альтернативы сталинистскому режиму.

Но борьба Троцкого и Левой оппозиции является историческим опровержением аргумента, согласно которому альтернативы сталинизму не было.

Неспособные честно и непредвзято оценивать исторические и политические последствия троцкистской оппозиции, — то есть признать, что победа Левой оппозиции над сталинистами поставила бы Советский Союз и мировое социалистическое движение на совсем иной, прогрессивный (то есть революционно-социалистический) путь развития, — реакционеры полагаются на ложь, которая необходима для того, чтобы скрыть противоречия, пробелы и недостатки в их аргументации.

Их фальсификации приняли различные формы. Некоторые утверждали, что троцкистская оппозиция в Советском Союзе была незначительной и не представляла угрозы для Сталина. Другие настаивали, что разногласия Троцкого со Сталиным не имели особого значения, и что их конфликт был просто борьбой за власть между двумя амбициозными людьми. А третьи утверждали, будто Троцкий, если бы он остался у власти, был бы хуже Сталина.

Распад сталинистских режимов в странах Восточной Европы и Советском Союзе первоначально породил волну головокружительного триумфализма в правящей элите. Призрак социализма был, наконец, побежден. Но по мере того, как шли годы, и двадцатый век сменился двадцать первым, сохраняющаяся международная геополитическая напряженность, внутриполитические кризисы, глобальная экономическая нестабильность и явные признаки растущего социального недовольства вызвали в буржуазных академических кругах сомнения относительно окончательной победы капитализма.

Нет ли опасности того, что социализм снова возродится и приобретет массовое влияние в рабочем классе? Но какую форму это может принять? Какое видение социализма, в отличие от дискредитированных догм сталинизма, может появиться, которое будет способно вдохновить рабочий класс и молодежь?

Именно в этой новой атмосфере растущей неопределенности призрак Льва Троцкого стал преследовать правящую элиту. Она вспомнила о том, какое огромное политическое и интеллектуальное влияние оказала полвека назад на целое поколение молодежи, радикализированной в 1960-х годах, публикация монументальной трехтомной биографии Льва Троцкого, написанной Исааком Дойчером — Вооруженный пророк, Безоружный пророк и Изгнанный пророк. Не окажется ли вновь возможным, что троцкистская перспектива мировой социалистической революции вдохновит рабочих и молодежь, радикализованных углубляющимся кризисом современного капитализма двадцать первого века?

Этот страх породил новый жанр псевдо-истории. Доктрина превентивной войны, принятая империалистическими стратегами, нашла свой академический аналог в написании того, что лучше всего охарактеризовать как превентивную биографию. Это включало в себя интеллектуально извращенное и бесчестное использование биографического формата для дискредитации исторической личности.

Именно в этом состоит значение биографий Троцкого, написанных тремя британскими историками — профессорами Джеффри Суэйном, Яном Тэтчером и Робертом Сервисом, — которые были опубликованы в период с 2003 по 2009 год. Как я писал во введении к первому изданию книги В защиту Льва Троцкого, «биографии являются пародией на историческую работу. Ни одна из них не придерживается стандартов серьезного академического исследования. Этот ужасающий и непростительный недостаток вырастает из основной цели этих книг — стремления полностью дискредитировать Троцкого как историческую фигуру».

Отвечая на эти злобные псевдо-биографии, я стремился разоблачить и опровергнуть клевету в отношении Троцкого, выдвинутую этими представителями академической среды. Однако мое намерение состояло не только в том, чтобы разоблачить ложь, но и в том, чтобы познакомить читателей с жизнью Троцкого, а также объяснить, почему его идеи сохраняют такую исключительную актуальность в качестве теоретической и политической основы революционной социалистической стратегии в современном мире.

За те несколько лет, которые прошли с момента первой публикации книги В защиту Льва Троцкого, возрождение социализма больше не рассматривается как некая отдаленная перспектива. Во всем мире мы наблюдаем возрождение классовой борьбы как глобально взаимосвязанного процесса.

Наблюдая за этим восходящим движением, буржуазные комментаторы уже признают его революционные последствия. Но они также отмечают, что на данный момент движение остается «без руководства». То есть ни одна из традиционных партий или профсоюзных организаций, которые когда-то заявляли о своей преданности рабочим, не способна оказать влияние, не говоря уже о том, чтобы удержать под контролем растущую волну массовой борьбы.

Но «отсутствие руководства» у нынешнего движения является переходным явлением. По мере того как рабочий класс будет проходить через различные испытания, он начнет отделять истинное от ложного, различать мелкобуржуазных псевдо-левых и подлинных марксистских революционеров и прояснять в своих умах стратегию социалистической революции. В этом процессе революционного воспитания идеи Льва Троцкого и программа Четвертого Интернационала сыграют гигантскую историческую роль. Я надеюсь, что книга В защиту Льва Троцкого, которая теперь доступна на турецком языке, внесет свой вклад в этот исторический процесс.