Нетаньяху использует пандемию коронавируса для создания диктаторского режима в Израиле

Джин Шаул
24 марта 2020 г.

Сотни демонстрантов, протестующих против правительственных мер наблюдения за населением и закрытия Кнессета, израильского парламента, собрались в столице страны, Иерусалиме, в четверг, 19 марта, — вопреки запрету на массовые скопления, введенному из-за распространения коронавируса.

Демонстранты обвинили исполняющего обязанности премьер-министра Биньямина Нетаньяху в использовании пандемии для укрепления своих позиций и установления диктатуры — ему по трем отдельным делам предъявлены обвинения в получении взяток, коррупции и злоупотреблении доверием. На плакатах можно было увидеть лозунги: «Нет диктатуре» и «Демократия в опасности». Протестующие называли Нетаньяху «министром преступности».

Полиция, пытаясь заблокировать въезд протестующих в город, заворачивала автомобили обратно, что привело к потасовкам и пяти арестам. Лидеры оппозиции и организаторы митинга назвали своей целью «спасение израильской демократии», и обвинили полицию в том, что она пыталась подавить протест по указанию неизбранного правительства, действующего без одобрения Кнессетом. Полиция отвергла эти обвинения.

Рано утром во вторник, 17 марта, Нетаньяху объявил, что его кабинет министров — не Кнессет — утвердил весьма спорную меру, которая позволит службе внутренней безопасности, «Шин Бет», отслеживать телефоны израильтян, определять местонахождение носителей коронавируса, а затем отправлять текстовое сообщение всем, кто находится вблизи, советуя им самоизолироваться.

Это означает, что те же самые технологии, которые «Шин Бет» и полиция уже давно используют для отслеживания палестинских боевиков, теперь будут применены против израильских граждан как оружие против пандемии. Эта мера затронет очень многих людей, не только инфицированных, но и тех, кто находится рядом.

Юридический центр «Адала» и Ассоциация за гражданские права в Израиле (ACRI) подали петицию против решения правительства, разрешающего спецслужбам отслеживать телефоны израильтян. Петиция указывает на то, что эти меры чрезмерным образом вторгаются в неприкосновенность частной жизни граждан. Петиция гласит: «Полезность драконовских мер, принятых после того, как уже были введены широкие ограничения для населения, ничтожна по сравнению с серьезным нарушением прав личности и принципов демократического режима».

Эти меры вводятся в контексте окончательного упадка израильской демократии. Она рушится под давлением с трех сторон: многолетнего комендантского режима, в условиях которого живет палестинское население; растущего социального неравенства среди израильтян, одного из самых высоких в развитом мире; и, наконец, кризиса в области здравоохранения и экономики, вызванного пандемией.

Поскольку уходящий комитет Кнессета по разведке во главе с бывшим главой Генштаба Габи Ашкенази отказался утвердить это проект до обсуждения новым комитетом нового состава Кнессета, Нетаньяху быстро провел решение в кабинете министров, опираясь на законы о чрезвычайных ситуациях. Генеральный прокурор Авихай Мандельблит одобрил решение кабинета министров, пообещав, что собранная информация будет уничтожаться спустя 30 дней.

Чрезвычайные законы, на которые опирается Нетаньяху и которые придают мерам по наблюдению видимость законности, были первоначально приняты правительством Британского мандата, которое управляло Палестиной с 1918 по 1948 год. После создания государства Израиль в 1948 году эти законы широко использовались против палестинцев на оккупированных территориях Западного берега реки Иордан и сектора Газа, но лишь в порядке исключения применялись против израильских граждан, и, конечно, не в таком масштабе, как предлагается сейчас.

В среду, 18 марта, уходящий спикер Кнессета и член партии Нетаньяху «Ликуд» Юлий Эдельштейн отказался созвать парламент для избрания нового спикера, хотя такая мера требуется после проведения выборов. Он также отказался разрешить Кнессету проголосовать по вопросу об организации парламентского надзора за мерами государственного наблюдения, заявив, что он блокирует пленарное заседание парламента, по крайней мере, до следующей недели. Эдельштейн ссылается на необходимость проведения переговоров о создании кабинета национального единства с оппозиционным блоком «Голубые и белые» и на постановление о коронавирусе, которое воспрещает собрания более чем 100 человек. Но его оправдание многими рассматривается как отговорка, как предлог для сохранения собственного кресла, чтобы держать парламент в парализованном состоянии как можно дольше. Его цель, по-видимому, заключается в том, чтобы отложить избрание нового спикера, поскольку за этим последует принятие закона, запрещающего Нетаньяху вступать в должность премьер-министра, — ведь в этой должности он сам будет проводить надзор за самим собой, — а это вызовет самый серьезный за всю 72-летнюю историю государства политический кризис.

Юрисконсульт Кнессета Эйал Йинон пришел к выводу, что решение Эдельштейна отложить пленарное заседание Кнессета до следующей недели является незаконным, а президент Израиля Ривлин уже позвонил Эдельштейну и попросил его начать работу парламента. В администрации президента заявили, что Ривлин «умолял» Эдельштейна «обеспечить постоянную парламентскую деятельность даже во время коронавирусного кризиса».

Блок «Голубые и белые», со своей стороны, подал ходатайство в Верховный суд против решения Эдельштейна о закрытии Кнессета. Офер Шелах, член Кнессета от «Голубых и белых», заявил, что Нетаньяху и Эдельштейн «не только пытаются уничтожить израильскую демократию, но и ведут к тому, что игнорируются результаты выборов». Он добавил, что Эдельштейн «похитил» Кнессет, предотвратив избрание нового спикера, зная, что для его избрания наличествует большинство. Шелах продолжил: «Мы этого не допустим».

Закрытие Эдельштейном работы Кнессета спустя менее чем 48 часов после принятия новыми депутатами присяги является последним проявлением того факта, что политическая система Израиля оказалась в тупике.

Нетаньяху был вынужден объявить выборы в конце 2018 года после того, как правительство покинул один из его партнеров по коалиции, националист Авигдор Либерман от партии «Исраэль бейтену» («Наш дом Израиль»). После трех ничего не решивших выборов, состоявшихся в продолжение менее чем года, Нетаньяху занял ведущее положение во временном правительстве, которое оказалось неспособным провести через парламент бюджет или принять какой-либо закон. Фактически он управляет указами помимо какого-либо реального парламентского надзора.

После последних выборов 2 марта президент Реувен Ривлин призвал лидера «Голубых и белых», бывшего начальника Генштаба Бенни Ганца, сформировать правительство. Несмотря на то что его выдвинул 61 депутат Кнессета, в котором 120 мест, нет уверенности, что Ганц сможет занять кресло премьера.

Тем временем Нетаньяху пользуется пандемией, чтобы вынудить Ганца «без колебаний» присоединиться к формированию «чрезвычайного правительства единства». Последнее должно «вместе спасти десятки тысяч граждан». Нетаньяху дал ясно понять, что в состав правительства «чрезвычайного единства» не войдет третья по величине парламентская группировка — четыре партии из Объединенного арабского списка. Он заявил Ганцу, что «сторонникам террора нет места ни в обычное время, ни во время чрезвычайного положения».

Его министр юстиции Амир Охана объявил чрезвычайное положение в системе правосудия в связи со вспышкой коронавируса, что позволило ему отложить судебное разбирательство дела Нетаньяху, назначенное на 17 марта, до 24 мая.

Нетаньяху использует пандемию, чтобы изобразить себя единственной фигурой, способной реагировать на чрезвычайную ситуацию в стране. Он сеет страх на ежедневных пресс-конференциях. Ряд масштабных ограничений, без сомнения, оправданы угрозой пандемии: 14-дневный карантин для всех прибывших из-за рубежа граждан и посетителей страны, закрытие школ и университетов, запрещение собраний с более чем сотней участников, требование, чтобы люди оставались дома и пр. Но при введении этих запретов он использует чрезвычайное положение для усиления своей диктаторской власти над государственным аппаратом Израиля.

В пятницу, 20 марта, кабинет министров ввел дополнительные ограничения — опять в обход парламентского надзора и используя государственные чрезвычайные законы, — сделав ограничения, введенные ранее на той неделе, юридически обязательными и подлежащими исполнению. Правительство запретило израильтянам посещать парки и пляжи и покидать свои дома, за исключением случаев, связанных с покупкой еды, лекарств, медицинским обслуживанием и посещением основной работы.

Органы здравоохранения подтвердили 705 случаев заболевания COVID-19, не менее 10 человек находятся в тяжелом состоянии. Два министра и два депутата парламента проходят карантин после контакта с кем-то, у кого была выявлена инфекция. На Западном берегу зарегистрировано 47 случаев заражения.

Поскольку вооруженные силы получают львиную долю бюджетных ассигнований, система здравоохранения в течение многих лет была жертвой неоднократных сокращений бюджета, несмотря на растущую численность населения страны. В результате, государственное здравоохранение уже находилась на грани краха. Оно вошло в нынешний кризис совершенно неподготовленным, с серьезной нехваткой необходимого медицинского оборудования для борьбы со вспышкой вируса. Медработники больницы «Ихилов» в Тель-Авиве написали директору, что не чувствуют себя должным образом защищенными от вспышки коронавируса, что они «начинают опасаться за свое здоровье».

Нетаньяху, как и положено лидеру гарнизонного государства, приказал «Моссаду», — израильской политической разведке, — задействовать свою сеть тайных агентов по всему миру, включая арабские и мусульманские страны, где лучше снабжение препаратами, но с которыми у Израиля нет дипломатических отношений, чтобы найти соответствующие медикаменты. «Моссад» объявил, что закупил 100 тысяч тестовых наборов, однако обнаружил, что они не годятся.