Доклад Verfassungsschutz 2019: Немецкая секретная служба преуменьшает угрозу нацистского терроризма и атакует социалистическую политику

Партия Социалистического Равенства (Германия)
25 июля 2020 г.

Доклад Verfassungsschutz 2019, представленный министром внутренних дел Германии Хорстом Зеехофером (Христианско-социальный союз) и президентом Федеральной службы защиты конституции Германии(Verfassungsschutz — BfV) Томасом Хальденвангом 9 июля, ясно дает понять, что наибольшая угроза демократическим правам исходит от самой этой секретной службы Германии, равно как и от других органов государственной безопасности.

2019 год, которому посвящен доклад, был связан с всплеском правого терроризма, но в докладе Verfassungsschutz трудно найти хотя бы одно слово об этой угрозе. Вместо этого документ концентрируется на осуждении организаций, которые выступают против правого экстремизма, критикуют капитализм и пропагандируют социалистическую политику, называя их «левыми экстремистами».

İmage Доклад Федеральной службы защиты конституции Германии

Содержание нового доклада подчеркивает значимость иска, поданного немецкой Партией Социалистического Равенства (ПСР —Sozialistische Gleichheitspartei) против министерства внутренних дел. В начале прошлого года ПСР выступила с иском, отвергая выраженную в докладе Verfassungsschutz 2017 идентификацию партии с «левым экстремизмом». Мы предупреждали в то время:

«Своей атакой на ПСР это преступное правительственное учреждение хочет создать прецедент для нового типа преследования преступлений мысли, который послужил бы основанием для судебного преследования любого, кто критикует текущую реакционную социальную и политическую ситуацию. Бастующие рабочие будут подвергаться судебному преследованию так же, как и продавцы марксистской литературы, критики, журналисты и интеллектуалы… Если правый заговор государственного аппарата не будет остановлен и ПСР не будет защищена, это откроет дорогу для еще более масштабных мер» [см.: https://www.wsws.org/ru/articles/2019/08/13/sgps-a13.html].

Теперь эта оценка полностью подтвердилась. Не проходит и дня, чтобы в печати не появились новые подробности по поводу праворадикальных террористических сетях в армии и других государственных структурах. Адвокаты и политические деятели левого толка получают угрозы убийства, подписанные «NSU 2.0», — ссылка на неонацистскую террористическую группу «Национал-социалистическое подполье» (NSU). Авторы этих писем используют личную информацию, доступную лишь во внутренних полицейских компьютерах, чтобы создать атмосферу запугивания.

Правый заговор в государственном аппарате и отказ правительства противостоять этому привлекли к себе международное внимание и вызвали озабоченность. Даже такие известные в мире средства массовой информации, как New York Times, пишут теперь об опасности фашистского переворота в Германии.

Секретная служба BfV и правый заговор в государственном аппарате

Волна правого терроризма в 2019 году обнажила перед лицом населения угрозу, исходящую от фашизма в Германии, — спустя 75 лет после падения нацистской диктатуры. Однако в отчете Verfassungsschutz об этом почти ничего не говорится.

И это несмотря на то, что рост правого терроризма напоминает самые мрачные дни Веймарской республики, когда военизированные формирования, тесно связанные с Рейхсвером (армией), которые впоследствии стали важнейшей базой поддержки гитлеровского террора, запугивали и убивали левых рабочих лидеров и видных политиков.

Убийства в Касселе, Галле и Ханау явились лишь верхушкой айсберга. В 2019 году число антисемитских преступлений достигло самого высокого уровня с начала их фиксирования 20 лет назад. В среднем ежедневно регистрируется от пяти до шести преступлений на антисемитской почве.

Правые террористические сети имеют тесные связи с государственным аппаратом. Так называемая сеть «Ганнибал», которая была создана солдатом элитного подразделения спецназа Германии (KSK) посредством группы в Uniter и различных групп в онлайн-чатах, объединила сотни солдат, полицейских, агентов разведки, судей, военных резервистов и других. Они запасают оружие, составляют списки политических противников и готовятся к перевороту в «день икс».

Но только 30 июня этого года, после того как появилась новая информация о массовых складах оружия и нацистских сувенирах, министр обороны Германии счел необходимым частично распустить KSK.

В отчете Verfassungsschutz об этом ничего не говорится. Убийство Любке, — что стало первым убийством крупного политика правым экстремистом с момента основания Федеративной Республики, — занимает всего одну страницу в 388-страничном докладе. И эта страница посвящена главным образом реакции малоизвестной ультраправой группы в Дортмунде.

Сеть «Ганнибал» также не упоминается. Напрасно искать в докладе такие ключевые слова, как «KSK», «Северный Крест», «Ганнибал», «Франко А.», «NSU 2.0» и «Комбат 18».

Представляя доклад, Зеехофер и Хальденванг не могли не упомянуть об угрозе, исходящей от правого экстремизма. Зеехофер даже заявил, что «самая большая угроза безопасности в Германии» в настоящее время исходит от правого экстремизма, расизма и антисемитизма. Целью вербального признания данной опасности было стремление замолчать ключевую роль секретной службы BfV в создании крайне правых сетей.

В отличие от последних дней Веймарской республики, когда нацисты пользовались массовой поддержкой среди мелкой буржуазии, подавляющее большинство населения сегодня реагирует на правых экстремистов с ужасом и отвращением. Усиление ультраправых и неофашистов — это прежде всего результат заговора внутри государственного аппарата. Во главе этого заговора стоит правительство «большой коалиции». Его силовым компонентом выступают органы безопасности, прежде всего секретная служба BfV. А его политическим рычагом является крайне правая «Альтернатива для Германии» (АдГ).

Любой серьезный анализ правого экстремизма в Германии должен начинаться с самой секретной службы BfV. Когда девять лет назад в СМИ получила огласку серия убийств, совершенных «Национал-социалистическим подпольем», стало ясно, что неонацистская среда, из которой вышли террористы NSU, была создана и финансировалась информаторами разведывательного управления.

По меньшей мере, несколько десятков информаторов были активны в среде вокруг NSU, при этом некоторые из них, живя в подполье, были напрямую связаны с террористами. Андреас Темме, сотрудник секретной службы земли Гессен, оказался даже на месте преступления, когда в Касселе произошло одно из убийств, совершенных NSU. Позже, когда был убит Вальтер Любке, Темме работал сотрудником в его правительстве. Предполагаемый убийца Любке Стефан Эрнст происходил из тех же неонацистских кругов в Касселе, за которыми шпионил Темме. Ничего из этого не упоминается в отчете Verfassungsschutz.

Предшественник Хальденванга на посту главы секретной службы BfV Ханс-Георг Маассен был вынужден уйти в отставку в 2018 году после публичной защиты неонацистского протеста в Хемнице. С тех пор он часто появлялся на публике в качестве именитого гостя на мероприятиях АдГ. Хальденванг был заместителем Маассена в течение пяти лет и тесно сотрудничал с ним.

Средства массовой информации широко использовали тот факт, что в докладе Verfassungsschutz впервые две группы внутри АдГ были названы в качестве «подозрительных случаев»: в настоящее время официально распущенный Flügel («Крыло») и «Молодая альтернатива», молодежное движение АдГ. Однако это упоминание просто направлено на то, чтобы скрыть истинные масштабы правого экстремистского заговора.

Степень, в которой доклад преуменьшает угрозу со стороны ультраправых, также раскрывается в главе об организации Reichsbürger («Граждане Рейха»), число которых оценивается в 19 тысяч человек. Члены Reichsbürger выступают против государственных властей Федеративной Республики, хорошо вооружены и призывают к перекройке границ Германии по линии германского Рейха, — то есть требуют отвоевания больших территорий Польши. Несмотря на это, в докладе Verfassungsschutz отмечается: «Однако в большинстве случаев в этой среде влияние праворадикальной экстремистской идеологии оказывается очень низким или вообще отсутствует».

Иск ПСР против Verfassungsschutz

Атака секретной службы на ПСР и другие якобы «левые экстремистские» организации неразрывно связана с преуменьшением ультраправого терроризма и его поддержкой со стороны BfV.

С тех пор как Бенито Муссолини основал свою фашистскую партию в Италии в 1919 году, задача таких движений всегда состояла в насильственном подавлении социалистических и прогрессивных сил. Они сочетают истерический антимарксизм с национализмом, расизмом и антисемитизмом, преследуя цель раскола рабочего класса и направляя социальную напряженность против тех, кого назначают на роль козла отпущения. В Германии это привело к Холокосту — величайшему преступлению в истории человечества.

Секретная служба BfV нападает на ПСР, потому что наша партия противостоит крену вправо в рядах немецкой правящей элиты и таким путем дает голос широкой оппозиции этой опасной тенденции, — оппозиции, существующей среди населения. Любое противодействие социальному неравенству, ущербу окружающей среде, государственным репрессиям, милитаризму и другим несправедливостям, порождаемым капитализмом, должно подвергнуться запугиванию и подавлению.

В своем ответе на иск ПСР министерство внутренних дел открыто выступило за подавление всей социалистической, прогрессивной и левой мысли. Германское МВД объявляет неконституционными «пропаганду демократического, эгалитарного и социалистического общества», «агитацию против так называемого “империализма” и “милитаризма”», «мышление классовыми категориями» и «веру в непримиримо противостоящие классы».

Решение по иску ПСР до сих пор не принято. Административный суд Берлина, рассматривающий это дело, еще не назначил дату слушаний. Однако министерство внутренних дел сочло необходимым ответить на этот иск, внеся некоторые изменения в доклад Verfassungsschutz за 2019 год. В докладах по итогам 2017 и 2018 года говорилось:

«ПСР направляет свою программную агитацию против существующего государственного и общественного строя, неизменно осуждаемого как ”капитализм”, против ЕС, предполагаемого национализма, империализма и милитаризма, а также против социал-демократии, профсоюзов и Левой партии».

Этот отрывок был удален из последнего доклада. Вместо этого там говорится:

«ПСР опирается на марксистский классовый анализ, который не согласуется с Основным законом и пропагандирует классовую борьбу. Партия призывает к свержению капитализма не только как экономической системы, но и к преодолению свободного демократического общественного строя».

Эксперты министерства внутренних дел, очевидно, поняли, что даже предвзятому суду будет трудно признать неконституционной критику Левой партии и Социал-демократической партии. Осуждение «марксистского классового анализа» еще более ясно показывает, чем озабочена секретная служба.

С каждым днем становится все яснее, что капитализм не может уживаться со свободой и демократией: классовая напряженность обостряется, миллионам людей грозит потеря работы и средств к существованию, горстка банков и хедж-фондов решает судьбу сотен тысяч, богатые продолжают богатеть, а верхние 10 процентов населения владеют 56 процентами всего богатства.

В этих условиях правящий класс опасается, что нарастающая оппозиция среди рабочих и молодежи совпадет с социалистической программой ПСР и Международного Комитета Четвертого Интернационала. Вот почему марксистская мысль объявлена неконституционной и должна быть запрещена.

Эта формулировка могла бы непосредственно происходить из программы АдГ, с которой секретная служба BfV тесно сотрудничала при предшественнике Хальденванга Маассене. Данный взгляд опирается на пропаганду нацистов, чья идеология Volksgemeinschaft («народной общины») была основана на отрицании и насильственном подавлении классовой борьбы. И подобно политической и идеологической системе правосудия нацистов, секретная служба BfV занимается не наказанием незаконной деятельности, а тем, что криминализирует мышление в классовых категориях вообще.

Однако классовая борьба не является продуктом пропаганды ПСР. Она объективно развивается в качестве международного ответа на поляризацию общества. Спустя семьдесят пять лет после поражения во Второй мировой войне германский капитализм сталкивается с теми же проблемами, которые он пытался решить с помощью диктатуры и войны. Он вновь отвечает милитаризмом и диктатурой на усиление международной напряженности и нарастание классовых конфликтов, которые резко обострились в результате пандемии коронавируса.

ПСР обращается ко всем, кто стремится защищать демократические права и выступает против подъема ультраправых, с призывом протестовать против нападок со стороны секретной службы BfV и поддержать иск ПСР против министерства внутренних дел.

Мы требуем, чтобы секретная служба прекратила наблюдение за ПСР и всеми другими левыми группами, и чтобы эта правый очаг антидемократических заговоров был упразднен.