Египетский диктатор ас-Сиси одобрил посылку войск в Ливию против поддерживаемых Турцией сил

Джин Шаул
29 июля 2020 г.

На прошлой неделе египетский парламент поддержал решение генерала Абдeля Фаттаха ас-Сиси направить войска в Ливию на поддержку сил военного диктатора Халифы Хафтара. Это может привести к прямому столкновению с Турцией и втягиванию в конфликт новых империалистических и региональных держав.

Ливию раздирает война. Ливийская национальная армия (ЛНА) Хафтара контролирует восток и юг страны и пользуется поддержкой России, Франции, Объединенных Арабских эмиратов (ОАЭ) и Египта. ЛНА борется за сохранение контроля над Сиртом против признанного Организацией объединенных наций правительства национального согласия (ПНС) премьер-министра Файеза ас-Сарраджа в столице страны Триполи. Триполи и ПНС поддерживают Турция, Катар и Италия.

Разделение страны на два соперничающих центра — Триполи и Бенгази — стало результатом кровопролитной гражданской войны за контроль над богатейшими в Африке энергетическими ресурсами. Раскол был вызван вторжением НАТО в Ливию и убийством давнего правителя страны полковника Муаммара Каддафи в 2011 году. Этот раскол ставит союзников по НАТО, Турцию и Италию, против Франции.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган направил в Ливию военных экспертов — 3500 сирийских наемников из числа представителей вооруженных формирований и бывших боевиков ИГИЛ за зарплату от 500 до 2000 долларов в месяц. Они также были вооружены беспилотниками. Это помешало силам Хафтара, которые осаждали Триполи в течение 14 месяцев, взять столицу и отбросить войска ПНС на запад. Турция теперь хочет, чтобы силы ПНС продвинулись к прибрежному городу Сирт, недалеко от основных ориентированных на экспорт нефтяных месторождений, которые все еще контролирует Хафтар, и захватили авиабазу в Джуфре.

Вытеснение Хафтара из нефтяного региона означало бы переход основных нефтяных объектов страны под контроль Триполи и ПНС.

Правительство Триполи осудило решение Египта как «враждебный акт и прямое вмешательство, равносильное объявлению войны».

Ас-Сиси, захвативший власть в результате кровавого военного переворота в 2013 году, заявил: «Египет не будет бездействовать перед лицом любых шагов, представляющих прямую угрозу национальной безопасности, причем не только Египта и Ливии, но и арабской, региональной и международной». На закрытом заседании парламент страны единогласно одобрил «развертывание египетских вооруженных сил для выполнения боевых задач за пределами границ Египта для защиты египетской национальной безопасности… от преступных вооруженных формирований и иностранных террористических элементов. Развертывание будет происходить на «западном фронте», то есть в Ливии.

В субботу, 25 июля, военно-морские силы Египта приняли участие в совместных морских учениях с французскими судами в южном Средиземноморье «в рамках подготовки к выполнению боевых задач против враждебных сил». Эти учения последовали вслед за аналогичными учениями, проведенными в 2019 году: во французских территориальных водах в марте, затем в виде совместных воздушно-морских учений в Средиземном море в июле, а затем — совместных военно-морских учений в сентябре.

Ас-Сиси представил поддерживаемое Турцией нападение ПНС на Сирт, расположенный в 1400 километрах1400 километрах от Египта, как угрозу западной египетской границы и национальной безопасности. Он сослался на требование племенных лидеров и политиков с базы Хафтара в из восточного портового города Бенгази о военной поддержке со стороны Каира «для защиты ливийского суверенитета», чтобы обеспечить фиговый листок для вмешательства Египта.

Его шаг направлен на обеспечение геостратегических интересов Египта в Восточном Средиземноморье. В этом регионе расположены недавно открытые газовые месторождения, из которых самым крупным является египетское месторождение Зор, запасы которое оцениваются в 30 триллионов кубических футов газа (tcf), а также другие потенциальные ресурсы, находящиеся в дельте Нила.

Эти газовые разработки превратили Египет в одного из крупнейших производителей природного газа в Северной Африке и на Ближнем Востоке. В 2019 году Египет экспортировал 172,8 миллиарда кубических футов газа. Каир также стремится стать жизненно важным связующим звеном для торговли энергоносителями между Ближним Востоком, Африкой и Европой. Два крупных египетских терминала по экспорту газа в Идуку и Дамиетте являются единственными в Восточном Средиземноморье, которые способны охлаждать газ до жидкого состояния, необходимого для перевозки в танкерах.

Ас-Сиси надеется превратить Египет в экспортный хаб Европы. В 2018 году он подписал соглашение с Кипром о строительстве трубопровода к месторождению «Афродита». Этот план был расстроен соглашением Турции с ПНС в ноябре 2019 года, заключенным в Триполи. Это соглашение демаркировало морские границы между Турцией и Критом, значительно расширив территориальные воды Турции, в обмен на военную поддержку Анкары. Но на эти воды также претендуют Греция и Кипр, однако недавнее турецко-кипрское соглашение отвергло претензии Крита, Родоса и других греческих островов.

С тех пор Анкара нарастила свои усилия по разведке газа в водах, на которые претендует Греция. На прошлой неделе турецкая военно-морская экспедиция, сопровождавшая нефтяные буровые суда в Эгейском море возле греческого острова Кастеллоризо, едва не переросла в вооруженный конфликт между Турцией и Грецией. Эти члены НАТО несколько раз были на грани войны в 1990-е годы.

В четверг, 13 июля, президент Франции Эммануэль Макрон сделал жест против Турции, опубликовав в «Фейсбуке» сообщение на греческом языке, в котором выразил свою «полную солидарность с Грецией и Кипром против нарушения Турцией их суверенных прав». При этом он добавил: «Мы не должны допускать угрозы морскому району государства-члена ЕС».

Он призвал ввести санкции против Турции в связи с этим спорным вопросом и отказался от участия в запланированных учениях НАТО в Средиземном море из-за роли Анкары в поддержке ЛНА против Хафтара.

Все более тесные военные отношения между Макроном и кровавым диктатором в Каире нацелены на то, чтобы превратить Египет в местного посредника Франции, обеспечить необходимую местную поддержку Хафтара и, следовательно, поддержать французские нефтегазовые интересы в противовес конкурирующим турецко-катарско-итальянским силам.

Для Египта ключевой вопрос заключается в том, что новая морская граница блокирует маршрут предполагаемого газопровода. Это обеспечивает Анкаре растущую роль в Восточном Средиземноморье и вынуждает крупнейшие державы — Россию, США и Европейский Союз, — рассматривать Турцию в качестве ключевого игрока в регионе.

Враждебность Каира к Турции проистекает из теплых отношений Эрдогана с правительством бывшего президента Мухаммеда Мурси, главы «Братьев-мусульман», избранного в 2012 году после того, как египетские массы вынудили Хосни Мубарака уйти в отставку. Свержение Мурси в 2013 году руками ас-Сиси при поддержке Саудовской Аравии и ОАЭ свело на нет усилия Турции выстроить дипломатические, экономические и военные отношения с Египтом. Анкара отказалась признать ас-Сиси, считая захват власти незаконным, а его режим — нелегитимным.

Ас-Сиси обеспокоен тем, что присутствие Турции и поддержка ПНС ас-Сарраджа могут укрепить власть «Братьев-мусульман» в Ливии, превратив страну в базу боевиков, действующих против Египта. В то время как Эр-Рияд и Абу-Даби разделяют антипатию Каира к Турции и «Братьям-мусульманам», их цель в поддержке ЛНА Хафтара — изолировать Катар, который имеет тесные связи с Ираном и поддерживает «братство» и ПНС в Триполи.

Восточное Средиземноморье, включая Северную Африку, стало центром постоянно расширяющихся конфликтов, причем все империалистические и региональные державы преследуют свои собственные хищнические цели по расширению контроля над богатствами, ресурсами и транспортными путями региона.

Развязываемая ас-Сиси война против Турции в Ливии глубоко непопулярна в египетском народе. Набрал популярность арабский хэштег «я не делегировал», где выступают против парламентской поддержки стремления ас-Сиси вмешаться в события в Ливии на основе «защиты национальной безопасности». Решение парламента называют попыткой отвлечь внимание от правительственного бездействия в отношении пандемии COVID-19 и ее экономических последствий.

Официально в Египте зарегистрировано более 92 тысяч случаев заболевания и 4606 смертей. Это самый высокий показатель в регионе, хотя один правительственный министр неоднократно предупреждал, что реальное число может быть в пять или даже 10 раз больше. По данным египетского центра изучения общественного мнения Baseera, по меньшей мере, 616 тысяч человек заразились этим вирусом.

По данным египетского профсоюза медиков, более 3000 медицинских работников заразились этой болезнью, по меньшей мере, 117 врачей умерли. В мае профсоюза предупредил, что система здравоохранения находится на грани краха, и обвинил правительство в неспособности предоставить необходимые лекарства и койки, адекватные средства индивидуальной защиты или достаточное количество тестов для медицинских работников, которые вступают в контакт с больными. Ответом правительства стали репрессии в отношении медицинских работников, которые осмелились критиковать действия правительства в связи с кризисом, причем все большее число людей подвергается угрозам или аресту службами безопасности.

Еще до пандемии около трети из 100-миллионного населения Египта жило за чертой бедности. По данным Статистического управления страны, более четверти тех, кто имел работу, не работали из-за карантинных мер, которые обрекали миллионы людей на нищету, в то время как у более половины еще работающих были сокращены часы или дни работы.

Остановился туризм, на долю которого приходится почти 5 процентов ВВП, в то время как денежные переводы от египтян, работающих в странах Персидского залива, резко упали. В обычное время работающие за границей египтяне переводят своим родственникам 27 миллиардов долларов в год (около 10 процентов ВВП). Теперь же иностранные рабочие везде уволены, и многие вернулись в Египет, присоединившись к растущему числу безработных. Доходы от недавно расширенного Суэцкого канала также упали вследствие мировой рецессии.

Поскольку валютные резервы страны упали до уровня в 31 миллиарда долларов, в мае Египет обратился в Международный валютный фонд за кредитом в размере 2,8 миллиарда долларов для борьбы с COVID-19. Только что Каир получил одобрение на предоставление еще одного кредита в размере 5,2 миллиарда долларов. Все это потребует проведения дополнительных жестких мер экономии за счет египетского рабочего класса.

Именно эти условия побудили ас-Сиси одобрить недавние поправки к чрезвычайным законам Египта, предоставляющие ему и вооруженным силам дополнительные полномочия. Новые поправки закладывают основу для военной диктатуры, запрещая всякую политическую оппозицию господству корпоративной, финансовой и военной элиты над экономической и политической жизнью.